Список форумов Chagan.ru Chagan.ru
Городок Чаган (Семипалатинск-4)
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Мои воспоминания о Чагане
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Chagan.ru -> Все о Городке
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Кузя



Зарегистрирован: 11.02.2006
Сообщения: 1601

СообщениеДобавлено: 22 Апр 2007 21:43    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕОбматерили нас, кажется с обеих сторон, на слышно было плохо – грохот моторов помешал услышать все эпитеты в наш адрес. В принципе мы могли тогда и катастрофу спровоцировать – оба плавучих средства от нас отвернули, а дно, как я уже упоминала, там неровное – они могли и на мель наскочить.
ДЕБАРКАДЕР. Мальчишки летом с наго ныряли, рискуя свернуть себе шею. У нас с подругой было развлечение – встречать и провожать ракеты. Местные морячки знали нас в лицо. Иногда нам даже позволялось принять канат для швартовки. Поэтому я запомнила слово”кнехта” – тумба, на которую заматывался этот канат. Мы дружили с Семеном. (Вернее дружила моя подруга, Люда Анищенко, я была при ней. Люда вообще была очень спортивная девушка – мне до нее было далеко. У ее отца была моторка, у нее самой – байдарка, и,как следствие, свои приключения, но о них она расскажет сама, если захочет). Семен был смотрителем дебаркадера и бакенщиком по совместительтву. Жил он особняком, в домике на берегу за Чаганкой. Пару раз он брал нас собой зажигать бакены. Кому-нибудь доводилось зажигать бакены на Иртыше? Его потрясающая “моторка”, с чем-то вроде кочегарки в качестве мотора, с черной трубой, из которой валит дымок, тарахтящая особым образом, звук этого тах-тах-тах ни с чем не спутаешь. В качестве световых сигналов на бакенах использовалось что-то вроде керосиновых ламп, я уже плохо помню. Бакены зажигала Люда, я же просто наслаждалась созарцанием этого процесса: темные деревья на берегу на фоне багрово-рыжего заката, черная, несущаяся стремительным потоком вода, умиротворяющее тах-тах-тах, и Семен расслабленно сидящий на носу, дымя цигаркой и ухмыляясь чему-то своему…
К дебаркадеру сверху местами были проложены деревянные мостки. Берег там был довольно крутой и высокий (интересно, это действительно так, или у меня было просто такое восприятие?). Приезжающим с чемоданами снизу выбираться наверх было довольно сложно. Потом чья-то добрая душа распорядилась проложить бетонную лестничную арматуру. Про перила как-то никто не подумал, а арматура это со временем под собственной тяжестью сползла и перекосилась (она была составная), и подниматься по ней стало в принципе даже небезопасным. Как-то довелось наблюдать довольно интересную картину: из очередной “Ракеты”, спотыкаясь, вывалились два в стельку пьяных товарища с “командировочными” чемоданчиками в руках и пошли брать приступом то, что у нас называлось лестницей. Причем, первый, сразу оценив обстановку, сразу опустился на четыре точки и медленно и осторожно начал взбираться наверх. Второй же отважно и весело с разбегу кинулся на приступ, насмехаясь над первым. Опередив его почти на корпус (в горизонтальном состоянии), второй потерял равновесие, и кубарем скатился к исходной точке. Первый продолжал поступательное движение. Второй повторил попытку с разбегом. Кончилась она почти тем же, за исключением того, что падение произошло с более высокой точки. Первый все полз. Третья попытка нетерпеливого смельчака закончилась фиаско уже почти у финиша. Первый же, закончив подъем, гордо поднялся в весь рост, как альпинист, взявший Эверест, и протянул руку с укоризненно указующим перстом в сторону своего неудачливого собрата. Эту картина, подтверждающая народную мудрость типа“тише едешь, дальше будешь” (а еще говорят “торопись медленно”) запомнилась своей монументальностью. Народ тихо веселился внизу, наблюдая за происходящим.
Перед тем, как разъехаться в разные стороны для поступления в разные институты, разные города, мы прощались с дебаркадером. Был какой-то удивительно тихий вечер. И тут на реке со стороны пляжа из-за поворота бесшумно показалось ЧТО-ТО. Оно надвигалось на дебаркадер, как потустороннее явление из незнакомой сказки, от которого захватывало дух. Потом оказалось, что это было что-то вроде речного трамвайчика, какое-то новое слово речной техники. Таких здесь до сих пор не было. Шум его моторов был почти не слышен, в отличие от привычных “Ракет” и “Комет”, которые предвещали свое появление издалека, вот он и появился, как видение. Потом оказалось, что это вполне земное явление, и даже морячок на нем вполне симпатичный реальный паренек. Но до сих пор я почему-то вспоминаю этот трамвайчик как символ того рубежа, за которым закончилось детство.
Иртыш зимой – это лыжи. (Для меня). О , эти длиннющие солдатские лыжи с “мягкими” креплениями, которые могли одеваться на валенки! Они регулировались на любой размер, для пущей надежности подвязывались какими-то веревочками, на разную температуру у меня имелся дежурный набор различных мазей, и ходили мы налыжах при температуре от –25 до 0 градусов. Оптимальной считалось где-то минус 10 – почти весна (на солнце капало с крыш), а снег еше очень хорош. Люда на таких (или почти таких) лыжах умудрялась скатываться прямо с береговых круч (да еще через импровизированные трамплины), я же на такой авангардизм не отваживалась. В лучшем случае где-то с середины. Я любила другое.
По воскресеньям, собрав собойку со снедью мы отправлялись в БОР. Бор – это серьезно. Таких боров, с огромными, разделяпистыми во все стороны соснами, с холмами, созданными как-будто нарочно для неспешного катания на лыжах, я больше нигде и никогда не видела. Причем сосны стояли с разумной экономией, как будто специально кем-то высаженные для того, чтобы неумелые лыжники не могли в них врезаться при спуске с очередного холма. Довелось мне потом побывать и в Карпатах, и в крымских горах, и на Домбае…(Куршавель, наверное, тоже хорошо, не знаю). Конечно, для того чтобы заниматься горнолыжным спортом эти варианты гораздо лучше. Для того, чтобы гордо “вышивать” по подобным курортам в горнолыжных костюмах, не зная при этом, с какого боку вставать на лыжы, наверное, тоже. Но почему никто до сих пор не раскрутил, как место неспешного здорового отдыха ЭТИ боры? Ведь именно ГОРНОлыжный спорт далеко не всем дилетантам одинаково полезен, особенно в смысле сохранности опорно-двигательной системы. А тут глядишь, может и тусовка, приезжающая на подобные курорты только чтобы себя показать, начала бы наконец реально оздоравливаться, занимаясь лыжным спортом…
Лыжи до Иртыша несли в руках (Я): спуститься сверху на лед на лыжах для меня было нереально, а завязывать-развязывать на морозе по нескольку раз тесемочки на пресловутых креплениях –себе дороже. В принципе,чаще всего я лыжи одевала уже только на острове – пробираться на почти двухметровых полосках дерева сквозь ледяные торосы, которыми замерзал Иртыш было небезопасно уже для лыж – они могли просто поломаться на очередном торчащем вертикально куске льда. (И вообще когда я читала книжки, где описывалось, как дети катаются на коньках по замерзшему на реке льду, то очень слабо себе представляла, как они это делают – в памяти вставала НАША замерзшая река, по которой не то что проехаться на коньках – пройти пешком было довольно утомительно). Зато потом… Через остров, потом на “ту” сторону (там поверхность замерзшей реки была почему-то не такая шершавая), потом по степи уж не знаю сколько, причем морозный ветер всегда почему-то дул в одну и ту же сторону, заставляя выворачивать лицо в сторну, так что иногда мчались почти вслепую, благо лыжня была гладкая и без препятствий. Кажется, путь был неблизкий, зато когда впереди показывалась опушка БОРА… Ослепительное солнце, ярко-зеленые лохматые (именно лохматые, а не как в европейских лесах – зеленые только на верхушке – там их слишком много и им тесно) сосны на фоне сверкающего снега…Снег, кстати, наверное из-за постоянных морозов почти не крошился – упавшие снежинки долго могли пролежать в первозданном виде, пока их не примнут чьи-нибудь следы, и вдетстве, аккуратно взяв их их на варежку, можно было любоваться этими совершенными созданиями природы. А на солнце иногда получался потрясающий эффект – эти девственные снежинки сверкали гранями и под определенным углом можно было различить каждую из них в отдельности, даже не обладая при этом совершенным зрением. Снег в бору был какой-то голубой – небо в нем отражалось, что-ли, пробегая сквозь рассеянную тень сосен…А главное – никакого-ветра! На солнечной стороне вообще можно было загорать – эффект как в горах – тепло и снежно. Сосны, как я уже упоминала, стояли с разумной экономией, поэтому были широкие и толстые, и на них можно было залазить. Накатавшись вдоволь, мы забирались на одну из них и подкреплялись взятыми из дому припасами. Как-то нас застал за этим занятием папин сослуживец, который меня знал (да, бор этот посещали не только мы – были в Городке еще любители этого дела) Папа мне потом передавал его слова: “Удивляюсь я на вашу дочь – другие девушки ее возраста вечерами по Бродвею дефилируют, а она с подругами по дервьям лазит…” С чего он взял, что одно исключает другое?… “Дефилировать” по Бродвею я тоже любила…
Еще бытовала фраза “Гулять на Иртыш”. Зимой в основном “гуляли на Остров”. По выходным можно было наблюдать, как одна цепочка гуляющих пробиралась по торосам на Остров, другая брела назад. Вскоре после ледостава, образовывалась хорошо утоптанная народная тропа. Жгли костры, поджаривали хлеб и колбасу, кто-то жарил шашлыки. Вообще составляющей частью зимней прогулки на остров был, как правило, костерок, пусть даже небольшой. Холодно все же!
В остальные времена года гуляли “до Чаганки”. Чаганка – пересыхающая речка с довольно широкой поймой. Она служила естественной границей для подобного рода прогулок. Внизу росли какие-то кусты, деревья, лежали камни, если выбрать там уютное местечко и какое-то время сидеть в нем неподвижно, на свет божий вылазили ящерицы и тоже застывали в неподвижности, глядя на пришельцев с вполне объяснимым недоумением. За Чаганкой стоял дом Семена и еще какое-то загадочное круглое строение стратегического назначения. Если рассматривать его с позиции эстетики – то оно здорово вписывалось в пейзаж – все-таки архитекторы тогда то ли на подсознательном уровне, то ли вполне осознанно понимали, что жизнь состоит не только из сугубо рациональных вещей. Как-то, забравшись туда, мы набрались наглости, и заглянули внутрь. Помню какого-то солдатика, который принес нам воды (наверное, мы попросили пить). Внутренний дворик этого сооружения показался мне тогда тоже очень симпатичным. Что это было, и для чего оно было вынесено за пределы цивилизации, я не знаю до сих пор.
До Чаганки можно было гулять двумя путями: “по низу” –собственно вдоль Иртыша, мимо Родника, через пляж, и “по верху”, любуясь на Иртыш с высоты обрывов. В первом случае путь шел в тени деревьев, к тому же по пути можн было сделть остановку на Роднике, утолить жажду. Летом это было нелишне. Родник настолько обильно орошал близлежащую территорию , что понадобилось даже проложить специальный проход, чтобы не замочить ноги в зоне его протекания. Там росла густая трава, взявшиеся неизвестно откуда огромные белые (почти садовые) въюнки, и вообще заросли кое-где напоминали чуть ли не джунгли. По верху со временем проложили бетонную дорожку. Связь между двумя “тропами здоровья” осуществлялаь в двух местах – возле родника, куда вел довольно пологий спуск, со временем тоже забетонированный, и в районе пляжа, где для спуска уложили уже упоминавшуюся мною в рассказе о дебаркадере бетонную лестничную арматуру без перил (второй экземпляр) в отличие от первой, она кажется, не очень покосилась со временем. Еще можно было гулять “посередине” – по склону – но это уже было удовольствие для экстремалов. (Но тропинка там тоже была!)
А еще “гуляли” в сторону дебаркадера, по берегу вдоль огородов, и за них. Но это в основном подрастающее поколение. В той стороне было два понтона, на которых находились насосы, качающие воду для полива огородов, на них можно было сидеть, свесив ноги в воду. От понтонов тянулись толстенные трубы, по которым можно было ходить, чтобы научиться сохранять равновесие. Трубы на каком-то отрезке висели в воздухе, держась неизвестно за что, высота была небольшая, но ощутимая. Внизу , как впрочем, почти везде, был песок, так что падать было не очень больно. (Честно говоря, я вообще не помню, чтобы я падала – кажется, трубы были достаточно толстые) В том же районе находились лодочные гаражи счаствливых владельцев моторок. Лодка на Иртыше – это свобода передвижения. Интересно было наблюдать, как обладатель движимой собственности, гордо разрезающей гладь Иртыша при использовании ее по прямому назначению, спускает или поднимает затем ЭТО в родной гараж. Скрипит лебедка, лодка по каким-то полозьям, тяжело и неуклюже, словно не желая возвращаться, еле втягивается в черную пасть родного для нее дома… Хрусь (или бах!) – втянулась. Дверь закрывается.Спи, родная. Зато вниз… Он ее удерживает, а она рвется – скорей, скорей, в родную стихию! Погоди, дура, не торпись, разобъешься! (Вообще понятно, конечно, что причиной всему сила тяжести, но внешне все выглядело именно так)
Вдоль обрыва в той стороне размещались колонии ласточек-береговушек. Они жили в норках, продолбленных в отвесных склонах. Как-то, будучи еще маленькой, я попыталась достичь “дна” этой норки. Вернее не дна, а конца созданного птичкой тоннеля – они уходили вглубь горизонтально. Моя рука стенки не достала, так что насколько глубоко они прорубаются внутрь, подобно шахтерам, я не знаю. Если идти по-над обрывом, то они летали рядом практически на уровне вытянутой руки.
И еще со склонами Иртыша у меня связано одно воспоминание. Была уже весна. Снег растаял почти везде, кроме этих склонов. Огромные потемневшие массы как бы продолжали ровную поверхность сразу за обрывом, затем резко спускаясь к Иртышу. Они казались плотными и устойчивыми. Черт знает почему, мне всегда хотелось на них ступить. И вот как-то раз решилась. Естественно не одна. С подругой. Помню, у нее было ослепительно-розовое лохматое пальто.(Лет нам было по 12-13, или что-то около того) На мне тоже было что-то приличное. И вот мы пошли на эксперимент. Пару шагов сделали вполне успешно, а на третьем обе провалились по пояс. Причем эффект был, как в болоте – чем больше барахтаешься, тем больше вязнешь. Попытка вернуться назад привела к тому, что там, где мы вроде прошли изначально без проблем, мы стали тоже увязать и проваливаться еще глубже. Вообще сейчас понимаю, что мы могли там исчезнуть без следа, нас до полного стаивания снега просто не нашли бы. Но тогда, мало что соображая на ЭТОТ счет, наконец выбравшись каким-то непостижимым образом из этой ловушки, больше всего мы ужаснулись состоянию своей одежды. Иринино розовое пальто… Больше оно не было ослепительно розовым. Снег, смешанный то ли с черной землей (откуда там специально для нас взялась черная земля?), то ли с сажей (откуда там специально для нас взялась сажа?) уничтожил этот цвет, казалось, что окончательно. Я выглядела не лучше, разница была только в том, что на мне было что-то более темного цвета, поэтому картина разрушения была не столь впечатяюща. Что ей сказали родители по этому поводу при возвращении домой – не знаю до сих пор. Мне же досталось по полной программе. Соврать что-то удобоваримое я не догадалась, а когда в ответ на мамин возглас “Что случилось?!” рассказала все как есть , то получила и за собственную дурость, и за испорченнную одежду, и за то что полезла, и за то, что выбралась, и прочая и прочая и прочая… Кажется, меня даже первый и последний раз в жизни пытались наказать каким-то бабушкиным способом: поставили на колени на крупу. Правда, очень ненадолго, кажется согнали с нее почти сразу же, потому что в чем заключалось это “наказание” я тогда не поняла – боли почти не успела почувствовать. Но этот случай запомнился надолго, причем не столько тем, что я по своей дурости чуть не погибла, втянув в это дело подругу, сколько маминым праведным гневом. Как я ее сейчас понимаю! Типа”Утонешь – домой не приходи…”

ДЕТСКИЙ САД

Про школу отзывов много. Про детсады – ни одного. А зря. Кто из ходивших в чаганские детсады может вспомнить про этот период своей жизни? Разве и ЗДЕСЬ нечегосказать?.
Это было что-то особенное. (Сейчас понимаю, что что-то особенное, поскольку прошла это заново вместе сос своей дочерью, и есть с чем сравнить).
Во-первых, утренники. Дежурных было, кажется, четыре (или 5?): Новый год, 8 марта, Первое мая, 7ноября. Еще обязательно, что-то готовили на 23 февраля (а как же иначе - праздник пап!). Кажется, был еще просто “осенний утренник”. Отведя один, начинали готовиться ко второму. Вся садовская жизнь протекала в бесконечной подготовке. Мы, дети, постоянно что-то разучивали – стихи, песни, танцы, наши мамы постоянно делали костюмы. К осеннему празднику мы увешивались бумажными листьями, к новому Году (самый сложный вариант) - усыпали блестками марлевые пачки – и сооружали картонные короны – это называлось Снежинки (еще были “индивидуальные заказы” – Царевна-лягушка, Лиса и т.п. – это вообще был высший пилотаж по части изобретательства – из практически ничего соорудить великолепный карнавальный костюм). Причем блестки… Не знаю у кого как – моя мама била елочные игрушки и каким-то образом лепила осколки на основу.(Насколько я помню, она была такая не одна) Получалось красиво. В процессе эксплуатации это все осыпалось, но несчастных случаев типа порезов или попадания в глаз я не помню. Наверное, игрушки разбивались достаточно мелко. Позже, будучи в школьной редколлегии, мы таким же образом оформляли новогодние стенгазеты.
К майским праздникам, помню, мама мастерила для меня какие-то огромные бабочкины крылья. И еще к первому мая обязательным атрибутом были веточки, украшенные искусственными цветами – сказывалась видимо чья-то ностальгия по “яблоням в цвету” – в Чагане яблони не росли. Особым изыском считались многлепестковые произведения из белых салфеток, с красным или розовым бумажным язычком посередине в качестве пестика. А уж если удавалось достать красные чернила и расцветить каждый лепесток… Скрепляли их тонкой проволочкой и прикручивали к веточке, обычнр тополиной. Веточки специально подготавливали – задолго перед праздником ставили в воду, чтобы они покрылись зелеными листочками. Вообще, когда такую красоту несли в руках на первомайской демонстрации – действительно возникало ощущение праздника.
В один из утренников изображали дружбу народов, и я, естественно, была белорусской, чем чрезвычайно была довольна (тогда, с подачи мамы, я Белоруссию в качестве “исторической Родины” очень любила, причем эта заочная любовь длилась довольно долго). К ноябрьским праздникам – красные банты на грудь, завязанные особым образом.
Вообще, с этой позиции воспитатели нашим мамам скучать не давали (Папам, впрочем, тоже, но об этом отдельно). Да и мы, как я уже упоминала, без дела не сидели. Поэтому когда моя дочь пошла в детский сад, я готовилась примерно к тому же. Увы! (Или ура?) Два (или три) относительно”карнавальных” костюма за все время, пара-тройка локальных праздников… Когда дочь в шесть лет “приписали” к школе, вообще получилось странно – ДДУ считало, что дети уже “не ихние”, а школе было некогда, что-ли, и в результате, будучи в музыкальном(!) классе, дети за весь год не имели ни одного праздника, сделанного своими силами. В наших же детсадах это было что-то грандиозное. Мамы по возможности старались присутствовать на всех наших выступлениях, мы жутко волновались, все мишурное великолепие не без помощи взрослых крепилось на себя и начинался Праздник. Мамы (иногда и папы) были зрителями. Иногда участниками, особенно на новогодних утренниках. Кто еще мог изображать Дедов Морозов? Снегурочками были сами воспитатели. Еще были Хозяйками медной горы и проч. Сценарии праздников, уж не знаю, кем разрабатывались, но праздники каждый раз получались разные, а поскольку основными участниками и действующими лицами были дети – то очень захватывающие.
На детсадовских новогодних праздниках моей дочери я была дважды – оба раза они проходили с участием приглашенных “артистов”, оба раза по одному и тому же сценарию, дети чинно сидели на стульчиках, время от времени выходя, чтобы рассказать стишок или чинно станцевать что-то трогательно-простенькое, заученное на все случаи жизни. Я так и не поняла, до какой степени им это было вообще интересно. Наши же “Праздники” каждый раз превращались в умопомрачительное действо. Помню, на майские прздники был такой ритуал – в конце представления под каим-то предлогом приносили огромный картонный тюльпан, он раскрывался - и из него ПОЯВЛЯЛАСЬ ДЕВОЧКА! Выбирали, конечно, самую красивую и маленькую из нас, и мы ее знали, и все равно это каждый раз это имело успех и поэтому повторялось (при мне, во всяком случае), почти каждый год (кажется, только это и повторялось в наших весенних утренниках), и все равно каждый раз захватывало дух от предвкушения ЧУДА. А новогодние “действа” – это вообще…А как украшался зал! К каждому празднику что-то свое. Вытаскивались какие-то расписные картоны (причем разрисовывали их, кажется, отнюдь не профессиональные художники – обходились своими силами), на окна наклеивалось или рисовалось что-то соответствующее случаю, причем посильное участие в этом принимали дети – осенью листочки, весной – цветочки, зимой – снежинки…. Мы вообще много мастерили. Какие-то домики из бумаги, урашенные ватой в качестве снега – зимняя сказка, сложносочиненные корзиночки, открытки родителям на праздники… На все это требовались “расходные материалы”. Многое приходилось “доставать”. Помню, мама откуда-то притащила “золотую” и “серебряную” бумагу. Вот было счастье! А еще была “бархатная” бумага – особый шик, расходовалась крайне экономно и осторожно. Много читали. Пушкин, Толстой (детские рассказы, естественно)… Играли, естественно. Очень много рисовали. Были среди нас и свои “гении”. Сережка Кострыкин например. Тогда мне казалось (и не одной мне), что рисовал он как бог. Мы с ним дружили до второго класса, потом его родителей куда-то перевели. Очень одаренный был мальчик. Стал ли он художником, как ему прочили?...
Было много цветов. Летом на клумбах - -весь садик в цветах, зимой – на подоконниках. Я не помню выдающихся комнатных цветов в детсаду моей дочери, (может они и были – просто не помню). А вот китайскую розу в своем детсаду запомнила. Кажется, там в каждой (или почтив каждой) группе стояло по такой розе. Огромная кадка, в ней не менее огромное растение. Цвело редко, зато впечатляюще. Крупный красный цветок, почему-то один (максимум два). Мне страшно хотелось его потрогать, хотя нам запрещали, и один раз я не выдержала. Дотронулась, а он то ли до этого был надломлен, то ли еще что, короче оторвался. Я испугалась, положила его в кадку, а кто-то увидел и наябедничал. Мне попало. Оправдываться было, естественно, бесполезно, да меня особо и не слушали. Может, потому я и запомнила ту китайскую розу…
Весной выращивали лук. К каждого была баночка, в ней своя луковичка, и мы с замиранием сердца следили, как из ее макушки постепенно появляется зеленый носик. В один прекрасный день зелень торжественно срезали, и в обед объявляли, что именно в ЭТОМ супе (салате) находится то, что мы вырастили своими руками. До сих пор я ранней весной выращиваю зеленый лук на гидропонике – в продаже, в отличие от советских времен, он в это время если и появляется, то почему-то по цене дороже бананов…
Спален как таковых не было. У каждого была своя раскладушка, и после обеда мы ими гремели, расстилая постель. После тихого часа все убиралось. Тихий час я не любила. Я не могла спать днем, а вылежать тихо два или полтора часа днем было сложно и на меня постоянно ругались. Еще я не любила есть. А кормили усиленно. Кстати, из детсадовских блюд: гороховый суп и гренки – гренки готовились из мелко нарезанных кусочков хлеба, подсушенных в духовке – очень удачное сочетание, которое тоже использую до сих пор.
Всяко конечно было. И детские обиды, и проблемы, которые тогда были неразрешимыми, а сейчас кажутся смешными, и радости, и все…как у всех. Хотелось бы поблагодарить наших наставников, которые с душой подходили к своему делу – учителей, как правило помнят, воспитателей забывают. Я тоже почти никого не помню – Виктория Федоровна, Людмила Сергеевна (эта была строгая, я ее побаивалась)…Но благодаря именно им мы первый раз узнали о многих вещах, которые, как казалось потом, знали с самого рождения. И читать-писать, кстати, многие из нас научились там же – нас очень хорошо подготовили к школе – не надо было никакой “нулевки”, что была у моего ребенка – гибрида детсада и школы, в случае с моей дочкой – не совсем удачного, если не сказать больше.
Единственное “темное” пятно из той жизни: как-то нас учили рисовать узоры красками. Я нанесла краску на еще не высохший фон, она, естественно расплылась.У моей соседки случилось то же самое. И у меня и у нее получилось безобразно. Взглянув друг на друга, мы, не сговариваясь, смяли листочки и попытались их спрятать. Не удалось, и нас заклеймили публично, как нарушивших установленный порядок. В общем-то ерунда – ну заклеймили и заклеймили, мы все забыли чуть ли не наследующий день. Произошло это, кажется в средней группе. Как же мы были неприятно изумлены, когда в выпускном детсадовском альбоме среди множества своих рисунков, которые для нас заботливо сохранили и подобрали наши наставники, и я, и она обнаружили эти смятые заляпанные листки! Кажется, я даже расплакалась…ЭТОТ праздник был испорчен…До сих пор не могу понять – кто и из каких соображений сохранил и вставил в красивый красочный альбом памяти о первой общественной жизни ЭТО…А может, это был высший пилотаж от педагогики, который я тогда просто не поняла – мол имей в виду, девочка –НИЧЕГО на этом свете не забывается и не проходит даром…

ШЕСТНАДЦАТЫЙ

Что это такое? Военный объект плюс жилой сектор. Это все, что я о нем знаю. С ним у меня связано два момента:
1.Не помню, по какой причине мама взяла меня с собой на вызов (я, кажется, упоминала, что работала она участковым педиатром) Ехали на “скорой”. И вот посреди степи показались ворота. Ворота внушительной аркой обрамляли дорогу. Вообще мне они показались тогда очень фундаментальным сооружением (хотя, может быть, это было далеко не так). Этакие “вратв в рай” (примерно как у Задорнова). Причем забора не было никакого. Вообще. Бескрайняя степь и дорога, ведущая прямо в эти врата. И больше ничего. Картина, достойная кисти Дали (или кого-нибудь еще). А, главное, возле ворот стоял часовой. И строго у всех спрашивал документы. То ли у моей мамы, то ли у водителя документы были не в порядке, и нас долго не хотели пропускать. Помню, меня сразу же обуяло дикое любопытство и страх одновременно – что же там такое, доступное только избранным и вдруг мы с мамой и водителем окажемся в “недостойных”? И тут же мысль: “А мы же тогда можем съехать с дороги и проехать в другом месте!” Повторяю, кругом была степь а по части проходимости для автомобиля, насколько я знаю, ровная и твердая поверхность, каковой эта степь и являлась, особых проблем не вызывает. Это даже я сообразила своим пятилетним (или около того) умишком. Потом над нами все-таки сжалились, и мы гордо проехали через ворота. За воротами оказалось все примерно тем же самым, что и перед ними потом мы подъехали к каким-то домикам, и я испыттала некоторое разочарование. Впрочем, расстроилась не сильно – нас пропустили и это тогда показалось главным. Водитель потом прокомментировал ситуацию: ”Тут по степи заезжай, где хочешь, чего они дурью маются”. Наверное, он был прав, но формальности – дело святое.
2.В детстве я очень любила кошек. Я их притаскивала отовсюду в неограниченных количествах. (Но о кошках отдельно). Наконец мама не выдержала и после очердной ездки в Шестнадцатый принесла в дом нечто, завернутое в какую-то лиловую тряпочку. Сказала, что это передали лично мне из Шестнадцатого городка (я потому и запомнила). Когда тряпочку развернули, оттуда выскочил сине-лиловый котенок. Я испытала шок и восторг одновременно. Лиловый котенок – это нечто! Оказывается, в Шестнадцатый НЕДАРОМ просто так никого не пускают!
Все оказалось гораздо проще – просто тряпка, в которую завернули котенка, была очень линючей. Загадочный зверь оказался обычной черно-белой кошечкой, впрочем очень симпатичной. Прожила она у нас, к сожалению недолго – упала с балкона (третий этаж) и, вопреки всем кошачьим законам, разбилась насмерть

Из серии “В МИРЕ ЖИВОТНЫХ»
В первую очередь КОШКИ
Кошки (и коты) в Городке были в основном сибирской породы (какими они еще могли быть В Северном Казахстане, который до революции являлся Южной Сибирью!). Преимущественная расцветка – буро-полосатая. Лохматость повышенная (Холодно все же бывало у нас там!). Размер – для котов очень не маленький. Отличительные черты характера – независимость и самостоятельность. Отличались ПОВЫШЕННОЙ самостоятельностью. На «большой земле «сибиряки» выделены в отдельную породу (впрочем, кажется, не признанную международными авторитетами) и встречаются нечасто даже среди заядлых «кошатников». В Городке же полудикий уличный котяра – тигровой расцветки и внушительных размеров, причем «в меру упитанный» – предмет восхищения на кошачьих выставках в «большом» мире – явление вполне обычное. У нас в доме постоянно жили эти представители животного мира. Кого-то притаскивала я, кто-то сам прибивался. Эти вели самостоятельную жизнь, приходя домой в основном только поесть и отоспаться. И еще размножиться, обеспечив при этом потомству сносные условия. Обеспечить счастливое детство, так сказать. Одна из наших «сибирячек», Принцесса, считала своим долгом разродиться в среднем раз в три месяца. Может, именно в связи с этим она питалась исключительно сырым мясом и была невообразимо худой (для кошки). Красоту ее, это впрочем, никак не портило и на успехе у мужского пола, к сожалению не отражалось. Понятия «стерилизация домашних животных» тогда (в нашей среде, во всяком случае) не было, а кошка эта, похоже поставила себе цель обеспечить своим потомством все население Городка. Что называется «Каждой семье по котенку». Мы как могли, ей содействовали, но с тех пор на предложение «возьмите кошечку» – у меня срабатывает рефлекс: «А что потом делать с котятами ?…»
Что делала с ними в конечном итоге мама, я даже не скажу. Каждый раз выкручивались по-разному, но одно могу сказать твердо – на улицу никого не выбрасывали и под дверь никому не подбрасывали. Потом Принцесса, (честно говоря, к нашему облегчению), куда-то делась.
Потом был период одомшнивания уличных котов. Их объединяло одно качество – самостоятельность. В туалет – только на улицу. Просились конкретно, даром, что иногда приходилось спускаться до первого этажа, чтобы выпустить Его(илие Ее) величество. Назад – или забегали в подъезд с с входящими людьми (если дверь была закрыта – обычно она почему-то всегда была настежь - какие там кодовые замки! Я даже знаю людей, которые ключи держали под ковриками – воровство являлось ЧП вселенского масштаба, а случаев грабежа я в то время вообще припомнить не могу) Еще был вариант возвращения домой: если дверь подъезда оказывалась закрытой – кот просто садился под балконом и орал. Как они определяли нужный балкон, не знаю. Мы лично своих узнавали по голосу и спускались вниз – теперь уже впустить Его(Ее) величество. При отъездах в отпуск проблем типа «с кем его оставить?» не возникало. Выпускали на улицу, соседей просили подкармливать - и все! При возвращении на первое же (ну, или второе) «кис-кис-кис» в пространство к тебе из ниоткуда выбегало твое полосатое счастье, причем, как правило, очень неплохо выглядещее. Кажется, к ним даже грязь не приставала – особенность породы, что-ли?
Один кот нам достался по наследству – кто-то уезжал – кажется, фамилия их была Багдасаровы. Он звался Томом и был из типичных «сибиряков». Отличался повышенной задиристостью и, как следствие, успехом у дам. По этому без улицы просто не мог сушествовать. Если по каким-то причинам не выпускали – садился под окно и орал до тех пор, пока у кого-нибудь не лопалось терпение и тогда кот торжествующе мчался вниз по лестнице. При этом если по пути встречался собрат, то тогда вниз скатывался орущий клубок из кошачьих тел. Кажется, Том набрасывался сразу, без обычных для кошачъих баталий прелюдий. Узнавали мы его по разорванному уху. В период кошачьих свадеб мог пропадать по нескольку дней. Забеспокоившись, мы его вызывали довольно оригинальным способом: Том очень любил вареные яйца и спокойно не мог переносить характеный звук этого разбиваемого сваренного врутую продукта. На это звук он мчался из ниоткуда, как только его слышал. И когда мы, подходя к двери подвала (где он обычно обитал во время загулов), занимались странными на первый взгляд манипуляциями – имитировали именно эту «музыку» – мы знали, что делали. Бросив всех своих дам и соперников, наш питомец являлся к нам почти сразу. Правда, только на побывку.
Потом он заболел. Что-то типа лишая. Мы его честно лечили в меру своих сил. Мама мазала его зеленкой и еще чем-то, чтобы не рвался на улицу в таком виде, пыталась колоть димедролом (что его, впрочем, ничуть не останавливало), в конце концов он ушел и пропадал что-то около полугода. Потом вернулся. Здоровый. Мы тогда только приехали из очередного отпуска. Пришел в первый же день после нашего возвращения. Мы не поверили своим глазам по двум причинам – во-первых, что здоровый, во-вторых, что вообще живой. Но разорванное ухо и вообще – как же не узнать своего кота! Радости не было предела, но недолго – вскоре он опять заболел.Тем же. Потом опять ушел. На этот раз – окончательно.
В конце-концов мы решили завести «порядочного кота» и воспитать его с пеленок. Этот, последний, Тишка, - был взят «ребенком», улицы вообще не знал, и вообще был очаровательным котиком характерной «сибирской» расцветки. О домашних котах такого типа можно рассказывать бесконечно – обычно они становятся полноправными членами семьи, деля с хозяевами все радости и беды. Наш не избежал этой участи.. Когда мы уезжали насовсем из Городка, то оставили его в Семипалатинске у бабушки – животных она вроде любила, жила в частном секторе – в общем, мы за него были спокойны. Напрасно. Вскоре бабушка поехала к кому-то погостить (на пару месяцев), а Тишку забыла выпустить из дома. Там он и умер - от голода.
СОБАКИ
Породистых собак в Городке было мало, и их все знали в лицо. В Городке вообще многих животных знали в лицо, причем некоторых лучше, чем людей. В в одной из тем прочитала байку о штурмане, котрый отвез кота в Ташкент, а в Ташкенте кота «общие знакомые» (кота и штурмана) узнали и «вернули на Родину» и не удивилась Такое вполне могло быть – повторяю – в сообществах, подобных нашему (тогдашнему), друг друга хотя бы в лицо знают почти все, причем это относится и к животным тоже. Грэй – огромный серый дог, вызывающий всеобщее восхищение, Дэзи, пятнистый спаниель (полноценный – в смысле пригодный для охоты – не коккер), с потрясающими ушами и симпатичной мордой - пожалуй и все. Остальные были объединены под общим названием «чаганский дворянин». Самой оригинальной из всех, которых я знала в то время, была собачка, доставшаяся нам по наследству практически вместе с квартирой на ул. Ленина, в которую мы переехали, когда мне было лет 12. (Вообще за ее жизнь, у нее, кажется сменилось несколько хозяев, не менялось только место проживания) По-моему, ее тоже все знали в лицо. Не знать ее было невозможно. Небольшая, ослепительно рыжая (с белой манишкой и кончиками лапок), с типично лисьей мордочкой, очень широкая в»груди» и узкими «бедрами». Над телом почти квадратного формата бодро торчал завернутый колечком маленький пушистый хвостик. Мощный торс заканчивался тоненькими изящными лапками, (точнее –ножками) довольно короткими для ее довольно массивного для ее роста тела Гладкая густая шерсть на спине почему-то лежала ровной волнистой «укладкой», которая без всяких парикмахерских ухищрений вглядела так, будто собачку только что вывели от стилиста. Внешность настолько оригинальная, что была бы достойна для выведения новой породы, если бы этим кто-то захотел заняться. Но говорят, из всех ее пометов ни один из щенков не родился похожим на нее. Нам она досталась уже в возрасте, и при нас детей у нее немогло быть. (Когда нам ее «передавали», то кажется, говорили, что ей тоже лет 12, как и мне тогда было). Помимо внешности Белка (звали ее именно так) отличалась характером и поведением. Это была личность Собаки вообще все личности, каждая по своему (как впрочем, и коты), если к ним внимательно приглядываться, но это была личность с большой буквы. У меня она вызывала ассоциацию с пожилой воспитанной дамой с хорошими манерами, умеющей, тем не менее, постоять за себя. Ходила не спеша и как-то очень аккуратно, мелкими шажочками, иногда тяжело отдуваясь (все-таки сказывался возраст), но тем не менее считала своим долгом сопровождать своих хозяев повсюду. Без поводка. Какой поводок! (тем более – намордник). Проводит до места, подождет, если решит, что ждать бессмысленно – самостоятельно трусит домой. Специально выгуливать ее не надо было – просилась она на улицу и делала там свои дела самостоятельно, подобно кошке. Так же и возвращалась.
Мне кажется, она ощущала себя хозяйкой не только квартиры (а как же иначе - жильцы приходят и уходят, а она остается), но и всего Городка. Попала к нам она одновременно с Томом – котом, который тоже достался нам «по наследству», будучи уже взрослым. Друг друга они не любили, но терпели – «взрослые люди», все-таки, причем достаточно умные! Если в помещении находился один, второй старался его покинуть. (В смысле – если один в кухне, то второй – в комнате) Но не задирались. В одну из зим было очень холодно в квартире, самым теплым местом была кухня, все старались время проводить там, а кухни, вообще-то были небольших размеров, поэтому свободное место для представителей фауны оставалось только под кухонным столиком. И вот в один прекрасный день я вижу, как они ОБА-ДВА сидят на кухне, прижавшись друг дружке под этим столиком, но как! Филейными частями, или, извините, попросту попами, а морды развернуты друг от друга на 180 градусов. И у обоих на мордах написано: «Фу, как неприятно, но что же делать?» На моей памяти это был, пожалуй, единственный случай вынужденного единения между ними.
Остальные представители собачьего мира как-то не запомнились. Быть может потому что других собак,кроме Белки, у меня не в Городке было. Но помню, что они были, и их было немало, особенно, когда у Белки начинался «приступ молодости». Несмотря на возраст это иногда происходило, и тогда невесть откуда взвявшаяся свора разномастных кобелей сопровождала нас всюду вместе с Белкой. Надо сказать, вели они себя относительно прилично, под стать своей даме
У собак это есть – на начальном этапе вести себя так, чтобы понравиться «даме» (почти как у людей) - - уже в этой жизни я , живя в частном секторе, наблюдала как гуляет наша овчарка – все начинается с того, что приблудные кавалеры вместе с ней сторожат дом и днем и ночью, распугивая случайных посетителей и виляя хвостом хозяевам, при этом наиболее достойный удостаивается чести спать с «дамой сердца» в одной будке. (О дальнейших событиях я благоразумно умалчиваю). Дело в том, что эту, предварительную стадию собачьих свадеб даже заядлые собачники обычно не замечают по многим причинам: «квартирным собакам» по причине краткости прогулок и свиданий (да еще под пристальным хозяйским наблюдением) просто не до того, а на дворовых или уличных собак люди обычно обращают внимание только тогда, когда «процесс» уже «пошел»
ПЛАВУЧИЙ ЗООПАРК
Приезжало и такое. Была один раз в жизни. Осталось очень неприятное впечатдление. Кто бывал в передвижных зоопарках, тот знает что это такое. Осталось ощущение чего-то мрачного, темного и очень вонючего. Запомнила почему-то только волка – быть может потому, что в тот период читала «Белого Клыка» и очень интересовалась именно этими представителями фауны.
О НЕПРИЯТНОМ
Тараканы. Огромные, рыжие, усатые – они-таки встречались всюду, как их не изводи. Моя чистюля-мама, устав от бесполезной борьбы, грустно смотрела, как очередной нахал, застигнутый врасплох, улепетывает в темный угол внезапно открываемого шкафчика. Я ее понимала. Я тараканов ненавидела и боялась. Вернее не боялась, а они были мне омерзительны – и сами, и хруст, который раздавался, когда кого-нибудь удавалось раздавить. Как-то, когда мы жили еще в коммуналке, мама дала очередное «генеральное сражение» этим тварям. Чем уж она их изводила, не знаю, только помню разбранный почти до основания диван (чтобы лучше «обработать») с какими торчащими неаккуратностями обшивки, которые обычно скрывались за подлокотниками. Кажется, панику в их рядах маме все же удалось посеять, потому что внезапно полезли они на белый свет в невероятном количестве. Причем, (похоже, мало что соображая,) лезли куда попало. Я сидела то ли на том диване, то ли рядом с ним, и часть из них поперла прямо по мне. До сих пор помню этот ужас… Кажется, я заорала диким голосом, меня начали успокаивать, отвели к соседям… А одним из моих детских кошмаров потом долго был сон, где открытый безобразный диван, с преувеличенно торчащими лохоманами обшивки, и из-за него, как из прикрытия, на меня надвигаются усатые рыжие «враги»…

И ДРУГИЕ
Дома у нас жили еще ежи, ящерицы, галка Клара (ее мы подобрали с перебитым крылом и она довольно долго радовала нас своими выходками), рыбки, но это уже из цикла «домашние любимцы», о которых у каждого (или почти каждого) есть что сказать помимо данной темы. Если перечислять в хронологическом порядке, кого держала или держит сейчас моя дочь и каковы они «все», то это отдельно для клуба любителей животных. Из особенностей же Чаганского животного мира хочу отметить еще ящериц – их водилось довольно много, были возле Иртыша такие места, что если сидеть там неподвижно – они выползали и замирали рядом, и бабочек-медведок – в детстве почему-то особой удачей считалось найти именно ее - ночную бабочку с крупной головой и мохнатыми усиками-антеннами, мирно спящую в темном уголке. Когда она, потревоженная, чуть раздвигала серо-рябые верние крылышки, демонстрируя тревожный ярко-красный нижний «наряд», мы замирали от восторга.
И так далее и так далее

РАССКАЗЫВАЛИ…

1. Рассказывали - компания пошла на охоту и то ли охота оказалась неудачной, то ли этот теленок попался им на глаза раньше, чем охота началась, то ли подстрелили они его по ошибке, только телятина в качестве охотничьего трофея очень даже подошла. Только у убиенного теленка оказался хозяин-казах и он пожаловался в часть. Компанию судили судом чести. Многим участникам событий эта история стоила карьеры
Кстати об охоте – охотники у нас тоже, говорят, были разные – у кого-то стильный охотничий костюм и прочие аксессуары, у кого-то в идеальном порядке только ружье, а остальное – по обстоятельствам…В зависимости от того, кому что надо было на той охоте…
2. Еще рассказывали – давным давно, чуть ли не на на заре становления Городка, жили-были красавец лейтенант и его девушка. И была у них Любовь. Потом Любовь кончилась –у лейтенанта, во всяком случае. У девушки от той Любви остался ребенок, мальчик, говорят, до боли на того лейтенанта похожий. А у лейтенанта началась Любовь № 2. Городок маленький, все на глазах, и не выддержали нервы у девушки № 1 ( а у кого бы они выдержали в такой ситуации да еще в то время – это физиология во все времена одна и та же – «моральные принципы», общественное мнение и т.п. – тогда несколько отличались от нынешних). И решила она разобраться своими силами, не обращаясь к помощи политотдела, (хотя тогда вполне можно было и многие девушки этим пользовались). Где-то подстерегла лейтенанта с его новой пассией и плеснула ему в лицо кислотой. То ли серной, то ли синильной. Метила ли она в его новую избранницу, не знаю, но кажется не попала. А вот ему досталось по полной, и красота его несколько поубавилась. Удалось ли выжечь глаза паразиту – тоже не знаю, но вроде нет. Он потом долго лечился, а потом на своей второй подруге женился, поскольку она не бросила его в трудную минуту и навещала в госпитале. Девушку № 1 осудили за попытку покушения на жизнь и здоровье советского человека и посадили в тюрьму, ребенка отдали в детдом. А у лейтенанта, говорят, своих детей больше не было. Взяли на воспитание мальчика из детского дома. Не своего, чужого. А сын, говорят, так в детдоме и умер. Такая вот история.
PS Не буду врать, но фамилия того лейтенанта, кажется, была З*******й. За достоверность не отвечаю – все это просто РАССКАЗЫВАЛИ….
3. Еще рассказывали – тоже была девушка и тоже встречалась она с красавцем военным. И тоже любовь на ней сказалась традиционным образом –так, что это стало всем заметно. Но эта девушка оказалась гораздо решительней и практичней первой и подала в суд на алименты. Красавец военный тоже был не промах и привел в суд своих друзей (то ли одного, то ли двух), чтобы они подтвердили, что с этой девушкой он любовь имел в соответствующий период …хм… не в одиночестве, и вообще она сама во всем виновата, поскольку легкомысленное поведение и все такое… Друзья оказались настоящими и факт массового обольщения кадрового состава коварной особой охотно подтвердили.
Генетические экспертизы на предмет установления отцовства тогда не проводились – то ли о них не знали, то ли не считали нужным суетиться по пустякам.
Советский суд действительно оказался самым гуманным судом в мире – выплачивать алименты на бедного крошку присудил ВСЕМ троим (или двоим?), то есть бремя выплаты алиментов разделил на всех участников событий, добровольно подтвердивших факт участия в процессе.
PS Друзья, говорят, были летчиками, а зарабатывали летчики в те времена неплохо
4. И еще рассказывали – опять жили-был красавец лейтенант и девушка, и у них тоже была Любовь. Причем такая, что и пожениться они уже то ли почти собрались, то ли еще только думали на эту тему в общем, дело шло к этому. А может уже и пришло, то есть женаты они уже были, только откуда ни возьмись свалилась к ним на голову неприятность.
Девушка эта была из приезжих, причем откуда-то издалека приезжих,и стояла она у себя на родине на учете в венерическом диспансере. (Кто не знает – поясню – после некоторых болезней по этой части даже вылечившиеся некотрое (иногда довольно долгое) время стоят на учете. То есть время от времени появляются в соответствующем медучреждении и сдают анализы, подтверждая тем самым стабильность своего текущего состояния.) А когда приехала в городок, местное медучреждение об этом факте в известность не поставила. Но советская медицина тогда была организована хорошо, короче – ее нашли и прислали соответствующую бумагу в нашу поликлинику. Врачом по этой части оказалась подруга жены начальника вышеупомянутого лейтенанта.
То ли понятия «врачебная тайна» тогда не существовало, то ли в Городке действительно все было по-семейному, но в конечном итоге начальник посчитал своим долгом поставить лейтенанта в известность о столь нелицеприятном факте биографии его избранницы.
Лейтенант оказался на высоте – послал начальника в вежливых выражениях достаточно далеко, чем снискал уважение и самого начальника, и его жены и вообще всех женщин, посвященных в эту историю. (За мужчин не буду говорить – просто не знаю)
PS Семья у лейтенанта, насколько я знаю, вполне сложилась – и дети были и вообще…

5. И еще рассказывали, кто-то женился – ехал в поезде до места назначения, на остановке вышел покурить и на перроне познакомился с девушкой, которая ехала в другом поезде в другую сторону и тоже вышла во время остановки подышать свежим воздухом. Поезда тогда на некоторых станциях стояли подолгу, и двадцати минут им (ему и ей, конечно – не поездам) хватило, чтобы понять, что это Любовь. Говорят, он вышел из своего поезда и пересел в ее поезд (наверное, все-таки в отпуск ехал, а не возвращался из него) и вообще они поженились чуть ли не на второй день. Может и преувеличивали, кто знает. Сейчас как то трудно поверить, что такое в принципе может быть.
PS Товарищ, говорят вообще был достаточно оригинален – кажется, именно он, подвыпив, катался по Городку на мотцикле с гармоникой, распевая во все горло песни от полноты жизни

Что еще рассказывали? Сплетен и баек по городку ходило, как и во всех подобных образованиях много, я не задавалась целью их собирать, но кое-что было действительно интересным хотя бы с житейской точки зрения. В конечном итоге это не в жизни происходит «как в кино», а кино делается «из жизни» (кажется, я уже повторяюсь). Может, кому-то и пригодится для сюжета, тем более,что сейчас житейских историй почти не снимают (или не показывают?) Во всяком случае, по ТВ .

ПОЛИКЛИНИКА
Наверное, из-за особенностей существования вблизи ядерного полигона, но медицина, насколько я помню, в Городке была поставлена как следует. Представлена она была двумя относительно крупными точками - Госпиталь и поликлиника. За госпиталь ничего не могу сказать – как в тумане, помню хирургическую операцию на собственном лбу под местным наркозом – и все. Было мне года три или четыре, когда,надев на голову покрывало (в привидения играла, что ли?) и прыгая по дивану, я свалилась в какую то дыру и разбила себе лоб об угол трюмо (причем угол был скругленный, и как я умудрилась получить рваную рану – до сих пор не знаю). Меня, залитую кровью, схватили в охапку и привезли в тот самый госпиталь. Помню, я жутко испугалась и поэтому орала благим матом. Боли не помню, помню только кровь. Меня успокаивали, показывая почему-то какую-то резиновую подушку: «Смотри, какая подушечка! Не будешь плакать – мы ее тебе подарим!» Я плакать перестала. Подушку не подарили. Шрам на лбу, как украшение и память о том времени остался до сих пор.
Госпиталь по тем масштабам казался расположенным страшно далеко. Я вообще как-то плохо помню, что было расположено в том углу. Кажется, это был целый больничный городок. По пути к нему находилась спортивная школа, какая-то школьная делянка, на которой нас в летнее время приобщали к сельскохозяйственному труду, продуктовый («дальний») магазин…Где-то за магазином (или ниже – в смысле ближе к Иртышу) - гаражи счастливых обладателей личного авто…Кажется где-то в том же районе находился и мебельный магазин…Какие-то бесконечные заборы, «финские» домики (кстати, почему финские? Откуда это название?) Где-то там же – бараки – предмет воспоминаний о первом периоде пребывания в городке моих (и не только моих) родителей. Кто-то там и потом тоже жил… Интересно, кто?
С поликлиникой связано больше - моя мама работала там. В принципе, поликлиника была для меня родным домом. Со школы (а начальные классы учились тоже где-то в «дальнем» конце) я заходила к маме, иногда даже делала там какие-то уроки (хотя мама этого не приветствовала), меня там все знали, и я знала там каждый уголок. Насколько свободно я там себя чувствовала, повествует следующая история
Мне тогда было лет шесть или около того. У мамы были какие-то неприятности, которыми она поделилась дома в моем присутствии. Что-то то ли главврач ее не поняла, то ли она главврача. Запомнила мамину фразу: «Сказала бы она мне сразу, что надо сделать так и так, я бы так и сделала, а так – откуда я знала…» Или что-то в этом роде. Короче, мне за маму стало обидно, и я решила восстановить справедливость, а заодно и устранить данное недоразумение. И вот, на следующий день, я придя к маме по каким-то делам в поликлинику, не пошла сразу к ней а помандровала сразу же в кабинет главврача. (Кажется, это была довольно приятная женщина – фамилия ее была Жгилева, но точно не скажу (за фамилию)). Кабинет был большим, и я, выйдя на середину, продекламировала, как на утреннике (я же все-таки готовилась!): «ЗдравствуйтеВы вчеранеправильномоюмамунаругалиейнадобылообъяснитьвсекакнадоонабытакисделалаВыпростоейнеправилльновсеобъяснили» Выпалив все это (или что-то похожее) одним махом я замолчала, где-то в глубине сознания ожидая то ли аплодисментов, то ли трепки. К чести слушательницы, она, внимательно выслушав мою тираду и переварив ее содержание, кажется сказала вполне серьезно: «Хорошо, спасибо что ты мне все объяснила, я в следующий раз так и сделаю» За достоверность не ручаюсь, но смысл был примерно такой.
Естественно, маме она про мое «заступничество» рассказала, и вечером я имела «серьезный разговор». Но-моему, все было воспринято с юмором и на маминой работе мое вмешательство в дальнейшем никак не отразилось (я имею в виду - в худшую сторону). Кажется все в поликлинике долго веселились, а меня потом еще какое-то время встречали фразой: «О, мамина заступница пришла!»
Насколько я помню,, поликлиника была оборудована и укомплектована по максимуму. Детское отделение (первый этаж), окулист, лор, гинеколог, еще какие-то специалисты, физиокабинет…В торце размещалось отделение скорой помощи. Сколько народу она обслуживала и сколько населенных пунктов – не знаю, но, насколько я помню из разговоров мамы, даже в Семипалатинска на консультации больных посылали достаточно редко – обходились своими силами. Курсы повышения квалификации наши врачи проходили как порядочные – как правило, в Алма-Ате. Моя мама за время работы ездила, кажется, три раза.
Поликлиника была ухоженная. Светлая, чистая. Много окон, холлы. В детских кабинетах – обязательно какие-то «развлекалочки» - рисунки, игрушки…Кажется, все это делалось силами медперсонала. (В нынешних детских кабинетах я ччто-то ничего в этом роде не припоминаю) Лично я по маминой просьбе регулярно обновляла экспозицию ее кабинета (я неплохо рисовала) По праздникам поликлиника украшалась по полной программе и в ней даже устраивались какие-то утренники (вообще праздники тогда любили и умели их отмечать – на всех уровнях – до сих пор я по определенным датам из последних сил пытаюсь «создать»себе и близким праздник таким, как я его представляю себе еще по «чаганским» понятиям). Несколько лет в новогодних «украшательствах» участие принимала и я – разрисовывала окна. Какие-то снежинки, елочные ветки, фонарики… Я специально подбирала новогодние открытки, из которых черпала идеи для творчества (открытки в то время были недорогие – 3 – 5 коп – и очень симпатичные). Позже привлекала к этому делу еще и подруг.. В один из выходных дней, когда собственно поликлиника не работала, мы приходили и начинали творить. Это было очень здорово – абсолютно пустой храм медицины – и только мы. Рисовали гуашью по стеклу. Как они потом все это смывали – не знаю. Об этом как-то не думалось. Думалось – как удивятся и обрадуются люди, когда завтра придут и ТАКОЕ увидят. (Честное слово – так и думалось! Люди, запомните – моральный стимул – не последняя вещь на предмет повышения качества и производительности труда! Об этом сейчас как-то забыли. А уж если моральное поощрение еще ощутимо подкреплено материально…Но мы тогда творили «за идею» - советское воспитание, понимаете ли..) Поэтому старались и извращались кто во что горазд. Получалось действительно неплохо (наверно). Потом в холле ставилась елка, точнее сосна (елки там не росли), на в качестве новогоднего дерева она смотрелась не хуже (если не лучше) традиционной елки (Извинитя, опять повторяюсь).
Мама в этой поликлинике работала участковым педиатром. Помню, как она с ужасом говорила, приходя домой в лютый мороз: «У меня сегодня было ШЕСТНАДЦАТЬ ВЫЗОВОВ!» Я ужасалась вместе с ней – наверное, это было действительно много по тамошним меркам, учитывая мамину добросовестность, сорокоградусный мороз и необходимость каждый раз подниматься и спускаться по лестницам (лифтов не было). И я никогда не забуду мамину растерянность, когда в первый (или второй) год жизни уже в «цивилизации», в Днепропетровске, ей во время эпидемии гриппа влепили СОРОК вызовов! Она же не знала, что здесь участковые врачи работают со всей присущей данной работе в соответствии с имеющимися обстоятельствами стремительностью – прибежал, спросил, что случилось, выписал (или НЕ выписал) больничный лист с дежурным диагнозом ОРЗ и умчался дальше, обхаживая страждущих получить больничный, поскольку по другим поводам в «цивилизации» участковых врачей, как правило, не вызывают. Она то всю жизнь работала по-другому и искренне верила, что нужна не только для выписки больничного…
Кстати и еще она говорила (не знаю, насколько статистика это подтверждает), что за двадцать лет работы в Казахстане она не встречала столько детских патологий, сколько тут, в «цивилизации». Может, медицинское обслуживание в том виде, в каком оно было там и в каком оно оказалось здесь, было одной из причин подобного явления? Ведь это она говорила еще ДО Чернобыля…

БОЯРКА
Заслуженные советские дети в те времена ездили в Артек. Мы ездили в Боярку – очаровательное местечко под Киевом. Заезды были массовыми – выделялось что-то около двадцати путевок одновременно (точную цифру не скажу – может больше, может, меньше), из родителей осчастливленных детей выбиралась инициативная группа (как, правило, мамы), которая вызывалась довести чад до места. Забирали их оттуда уже по разному, в зависимости от обстоятельств. Меня каждый раз чуть раньше забирала тетка (о, эта незабвенная тетя Фая из Днепропетровска с мудреным официальным именем-отчеством – Феофила Анемподистовна – но это уже СУГУБО дичные дела), поэтому каким образом осуществлялось массовое возвращение - -не знаю, наверное, также, как и выезд. Добирались на самолете с пересадкой в Москве (аэрофолотом, а не военной оказией) – вот не знаю, за чей счет осуществлялся проезд, но, в принципе, стоимость билетов тогда была вполне доступна для простых смертных. К исходу второго дня измученная перездом через всю страну делегация была на месте.
Сейчас понимаю, что там действительно для оздоровления детей было ВСЕ. Огромный огороженный участок, видимо, на месте чьей-то бывшей усадьбы вмещал в себя и кусочек соснового леса, который уходил в неизвестность за забором, и часть какого-то парка (кстати, именно там я в первый раз увидела цветущие каштаны и сирень), похожее на барскую усадьбу здание столовой с высокими окнами, где кормили по пять раз на дню, причем весьма основательно (что, кстати, было причиной моих «страданий» – я где-то уже упоминала, что в детстве ела плохо – а там заставляли все съедать, даже выпивать какие-то дрожжи для улучшения пищеварения), уютно спрятавшиеся среди деревьев здания корпусов… Позже был построен большой новый корпус и все сосредоточилось там – и палаты, и столовая, и школа, и врачебно-процедурная часть…Мне, честно говоря, больше нравилось, когда все было разбросано.
И лечили, и развлекали по максимуму. Через день – кино, иногда – танцы, в дальнем углу парка был живой уголок, и желающие могли принять участие в уходе за животными. Помню, мы пытались выходить какого-то цыпленка, согревая его по очереди , (между прочим, в постели на своей груди (но он все равно сдох)).В конце заезда организовывалась экскурсия в Киев, которая была самым значительным событием в жизни отдыхающих ребят, встречи с интересными людьми… Из этих встреч запомнились почему-то визиты четы Поповичей – их дочь отдыхала там же. По вечерам на прогулках некоторые наставники пересказывали умные книги – причем иногда в их изложении они оказывались гораздо интереснее, чем впоследствии сама книга – «Дочь Монтенсумы» Хаггарда, например. Пересказ растягивался почти на весь заезд (два месяца), и это напоминало современные сериалы – каждый вечер, причем каждый раз останавливались конечно, «на самом интересном месте». И еще выпускной «костер». К нему начинали готовиться загодя – чуть ли не со второй половины заезда. Разучивали песни, танцы, откуда- то брались костюмы. Короче, скучать не давали. Вообще, конечно, спасибо тамошнему персоналу тоой поры. Как они говорили – «Мы лечим вас радостями». В принципе, у них неплохо получалось. Интересно, существует ли этот санаторий сейчас?
У меня, конечно, было свое восприятие всего этого. Я очень хотела домой. Прямо животная тоска какая-то накатывала на меня каждый раз, когда я только переступала порог этого заведения. Причем упорно убеждала себя, что здесь очень хорошо, (ведь это так и было) и поэтому мне тут ДОЛЖНО нарвиться (и ведь действительно нравилось, иначе бы я не ездила туда аж три раза), но ничего не могла с собой поделать – это было выше меня. Первый заезд (в третьем классе) я весь открыто проплакала. Меня утешали как могли, персонал работал со мной индивидуально, и я честно пыталась утешиться, но увы… Не знаю, что сделала бы сейчас я, получай я от дочки письма типа «Мамаочка, забери меня отсюда поскорее, я очень скучаю, я больше не могу – здесь очень много кормят и заставляют спать после обеда…» Сейчас бы меня кто заставил спать после обеда параллельно с изобильной кормежкой! Не отказалась бы…И еще: «Нас никуда не выпускают…» Почему-то это угнетало больше всего. Когда нас переводили через дорогу в столовую, я жадно вглядывалась в улицу и завидовала прохожим. Когда мы гуляли, я подходила к забору и с тоской всматривалась в лес за оградой. Причем почему сосны «там» мне казались привлекательнее сосен «здесь», я и сейчас не могу объяснить. Участок, я повторяю, был огромный, и там нашлось место всему – даже кусочку того самого леса. Иногда нас выводили «на свободу», в смысле лес за оградой, и я была счастлива. Где то недалеко там пролегал кусок легендарной узкоколейки, воспетой Николаем Островским «Как закалялась сталь», нас водили и туда. Помню, было жалко Павку Корчагина – положено столько трудов и здоровья – а осталось – только кусочек железной дороги без начала и конца – для памяти…Даже труд египтян при создании пирамид казался более наполненным смыслом – их то труд даром не пропал – люди до сих пор любуются этими сооружениями…
Удрать самостоятельно в «самоволку» мне в голову не приходило -я тогда была очень дисциплинированным ребенком.
Второй заезд (в пятом классе) я плакала втихоря – уже как-то сдыдно было рыдать в открытую – и, чтобы отвлечься, пыталась себя занять чем могла, влоть до того, что брала на себя обязательства типа – поправиться не меньше чем на три кило (я всегда была очень худая), чтобы порадовать маму своим здоровым видом
В третий заезд (в седьмом классе) я просто молча тосковала, стараясь это никак не обнаружить перед окружающими. Какого черта я все это с собой проделывала, находясь уже в почти здравом уме и твердой памяти – в смысле, каждый раз соглашалась ехать, прекрасно зная (или догадываясь), что будет потом, честно – не знаю. Наверное, каждый раз надеялась, что приступов тоски не повториться (или я смогу с ними справиться), а то, что там было все-таки хорошо, несмотря ни на что, я помнила. Оставалась же я подолгу и у родственников, и дома без родителей под присмотром бабушки – почему эта тоска накатывала на меня именно там, даже и сейчас не могу сказать.

СПОРТИВНАЯ ШКОЛА
Первый или второй класс. Тренер по художественной гимнастике приглашает на занятия. Идем почти всем классом и с энтузиазмом занимаемся какой-то период. Приобретается экипировка – купальник, спортивная сумка, чешки… Мячики, ленты. .. Мне очень нравится заниматься, особенно с лентой. Я вообще до сих пор считаю, что из всех видов спорта художественная гимнастика, (особенно упражнения с лентой - один из самых эстетичных) Спустя какое-то время даже начинаю добиваться каких-то успехов. Но… там еще и какое-то «балетное» занятие. И как же она кричит, эта преподаватель по «балету»! «Убери свои утюги!» (в смысле – ноги) Ну какие же у меня утюги! Короче, на эту часть гимнастики я ходить перестала. (Только спустя много лет я для себя вывела, что это видимо, особый стиль преподавания, присущий именно балетной школе, но было уже поздно).
Потом пришла тренер по спортивной гимнастике. Пригласила «неохваченную» часть класса на занятия. Переметнулась почему-то частично и «охваченная» часть, в том числе и я .Почему – не помню – то ли из-за балета, то ли - подружка сманила, может, еще что было… Только было это ошибкой. Перебегать то есть. Художественная гимнастка из меня, может, худо бедно и получилась бы, а вот спортивная…Тренер по художественной гимнастике потом искренне сокрушалась по поводу моего ухода, а я не понимала, почему. Потом поняла.
С бревна и брусьев я боялась упасть и поэтому за сложные упражнения практически не бралась. На полный шпагат сесть так и не смогла ни разу видимо из-за особенностей строения костей (потому что как раз это я честно пыталась освоить!) И вообще у меня всегда были слабые руки для всячкского рода захватов-перехватов.
Тем не менее, меня, «бесперспективную» держали. Пока я сама не бросила. Спустя года четыре. Да, я три или четыре года (а может и больше) ходила на занятия по спортивной гимнастике ПРОСТО ТАК, для собственного удовольствия, и меня НИКТО НЕ ВЫГОНЯЛ. Более того, со мною ЗАНИМАЛИСЬ, то есть честно отводили мне время для ИНДИВИДУАЛЬНОЙ работы. Не строя при этом рожи на предмет того, что зря тратят это время. (Это я точно могу сказать – я, может, потому там и задержалась настолько, что мне очень нравилась именно наша тренер) Потому что тогда у нас там видимо не было такого понятия в чистом виде – бесперспективный (ая) Девочка хочет заниматься - пожалуйста! Слава богу, что вообще чем-то хочет заниматься (физкультуру в чистом виде – атлетику и проч. я не любила и все (или почти все) делала плохо – прыгала, бегала, подтягивалась – ВСЕ делала плохо. Хорошо почему-то только лазила по канату) И это несмотря на то, что рядом со мной занимались действительно «перспективные» девушки, которые и места какие-то на соревнованиях занимали и вообще действительно стоили затраченного на них времени…
И еще существенное дополнение: занятия в срортивной школе пгт Чаган были БЕСПЛАТНЫМИ!
Результатом занятий в конечном итоге стала неплохая осанка и ловкость в движениях (в молодости.). Сколиоза я, во всяком случае, не знала. Что еще женщине может быть надо от гимнастики?
Для сравнения: Повела свою шестилетнюю (а может, семилетнюю) дочь покататься на коньках в ледовый дворец. Просто покататься, без всякой задней мысли. В фойе наткнулись на кого-то и стали спрашивать его, как пройти в зал. «Сколько ей лет?» был ответный вопрос. «Шесть»


Последний раз редактировалось: Кузя (25 Апр 2007 23:42), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Кузя



Зарегистрирован: 11.02.2006
Сообщения: 1601

СообщениеДобавлено: 22 Апр 2007 21:53    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ2 И как результат: теперь у них в школе целая ГРУППА по ЛФК для детей с отклонениями в развитии опорно-двигательной системы, в том числе и позвоночника (спасибо хоть на этом!) И не надо про сколиоз у детей! Его не может НЕ БЫТЬ при ТАКОМ подходе…
Со спортом в Городке, кажется вообще все было в порядке – открытый стадион (и довольно приличный) там, во всяком случае был. Кажется, в ГДО тоже был какой-то гимнастический зал (точно не скажу). Регулярно проводились какие-то соревнования то по футболу, то по волейболу, то еще по чему-нибудь; вечерами на стадионе можно было видеть энтузиастов от спорта, занимающихся то подвижными играми на свежем воздухе (волейбол и проч.) либо физическими упражнениями. Но об этом пусть расскажет кто-нибудь другой – спорт в чистом виде (особенно футболы с волейболами – да простят меня мужчины) я не любила и не люблю за очень небольшим исключением – вот такая я плохая). Зато моя подружка Люда… Но если захочет, расскажет сама

И ЕЩЕ О ШКОЛЕ (И НЕ ТОЛЬКО О НЕЙ).
О школе на сайте много, и я ко всему изложенному присоединяюсь обеими руками.. Добавлю поэтому только кое-что свое.
ПЕРВЫЙ ЗВОНОК.
Первый звонок, последний звонок… Школьная линейка… Традиции.
У моей дочери был всего один торжественный первый звонок, перед самым началом учебы, в шесть лет. Звонок был хороший, торжественный, первый и последний.
У меня было ДЕСЯТЬ торжественных первых звонков по сентябрям и ДЕСЯТЬ торжественных последних звонков, по числу лет учебы. У нас на этот счет не скупились.
Полный сбор ВСЕЙ школы (а не по классам) Парадная форма, море цветов, торжественные речи, поздравления, публичное вручение грамот по туш … Наверное, без всего этого действительно можно было бы и обойтись. Но с другой стороны – а из чего вообще состоит жизнь, если не из таких вот «мелочей», праздников души, которые мы себе организовываем сами?
Не думаю, что ощущение праздника и долгую память в душах наших детей вызовет очередная компьютерная игра или даже многочасовая отсидка в «Интернете». Это из другой области

ДЕНЬ ПТИЦ.
По весне (кажется на весенних каникулах) прводился день птиц. Кто-то мастерил скворешники, кто-то насаживал на палочку картонные изображения пернатых, потом все собирались возле школы и организованное шествие с пернатыми на палочках и скворешниками обходило Городок. Заканчивалось оно в ГДО, где проводился, кажется, небольшой не то концерт не то собрание (точно не скажу –не помню), а потом показывался познавательный фильм из жизни птиц. Пару лет подряд показывали один и тот же фильм по мотивам «Гадкого утенка», который почему-то в процессе своих скитаний общался то со страусами нанду, то с полярными крачками и проч., и все они ему рассказывали о своей жизни. Фильм был интересный. Когда его в очередной раз не показали, а показали что-то другое – я была разочарована – испортили мероприятие!
Самый первый раз (кажется в первом классе) я почти в самом начале шествия умудрилась провалиться в какую-то лужу, подернутую льдом и промочить ноги до колена. Стоял конец марта, то есть не очень тепло, вернее – совсем не тепло, и надо было бы после этого с чистой совестью отпроситься домой, и меня, конечно же, отпустили бы, но уж очень хотелось приобщиться к процессу… Естественно, я тут же нашла «законное обоснование» своему желанию – буду воспитывать в себе силу воли. То есть, несмотря на нестерпимо замерзшие ступни в мокрых холодных сапогах никому не пожалуюсь и не буду отпрашиваться. Мы же были советские дети! И нам с детства давали соответствующие установки – Алексей Маресьев, Павка Корчагин…И некоторые этим установкам даже следовали. Например, семилетняя девочка Марина….
Я действительно никому не пожаловалась и «додержалась» до конца мероприятия, то есть часа 2 или три, ( может и больше - точно не скажу)., о чем гордо сообщила маме, когда пришла домой. Мама пришла в ужас и весь вечер парила мне ноги, опасаясь тяжелых последствий моего «героизма». Самое интересное, что я после этого даже не заболела.

МЕТАЛЛОЛОМ Организовали сбор металлолома – все в нашей школе должно быть как во всех советских школах. Но где его взять? Если с макулатурой еще как-то понятно – до организованного государством обмена на литературу ее просто собирали по домам –( этого добра у всех хватало – старые газеты, ненужные книги и проч.) и затем гордо приносили в школу, искренне веря, что этим помогаем государству, то лишнего металлолома в почти «городских» квартирах почти не водилось. За исключением, может быть, владельцев гаражей – у них то наверняка имелось кое-что в запасе, но какой же хозяин в здравом уме и твердой памяти отдаст старый проржавленный лист железа! Он ему самому очень нужен и для того и для сего, и вообще без него (листа этого то есть) никак…(сужу по своему мужу)
И вот ведут нас в какое-то чисто-поле за КПП и между трассой, являющейся продолжением улицы Ленина, и какой-то железнодорожной веткой (кажется, там еще было какое-то строение – наверное, чья-то контора) обнаруживаются там и сям разбросанные в лирическом беспорядке куски ржавых запчастей неизвестного происхождения. Наша задача – собрать их в конкретную кучу. Короче –СБОР МЕТАЛЛОЛОМА. Причем в самом прямом смысле. Погода хорошая, силы есть и вообще – почему опять-таки не помочь государству в таком хорошем деле…Причем опять-таки – не знаю кто как, а мы со своей компанией беремся за самые тяжелые куски, какие только можем потянуть…Все таки нас как-то не так воспитывали. И сейчас я по привычке тех лет нет-нет да и пытаюсь схватиться за самые тяжелые куски, (причем не задумываясь о результате – то есть о соотношении затраченных сил к полученному эффекту) только вот тянуть уже не всегда получается – силы не те…

СОЧИНЕНИЕ
Не то в шестом, не то в седьмом классе задали сочинение на тему: «Наша школа в будущем» или «Наша школа через 20 лет» точно не помню.
Извращались, кто во что горазд в в меру своей фантазии. Кто-то даже написал про «бетонные парты». Сходились в одном – школа будет больше, лучше, еще красивее, и оборудована она будет, конечно, по последнему слову техники. Лучшие сочинения были прочитаны вслух. Последнее сочинение учительница по литературе (Шишкина) взяла двумя пальцами. И с расширенными от негодования глазами начала цитировать:
«Спустя 20 лет я пришел в нашу школу. Все было разбито. Кругом валялись обломки кирпичей, торчали куски ржавой проволоки, осколки стекла. Разбитые окна. Обломки парт….» Точность не гарантирую, но смысл был примерно такой. Что-то там было еще жуткое про висящие на честном слове лестничные пролеты.. Заканчивалось сочинение ошеломляющей душу фразой: «Вдруг раздался грохот, ина меня сверху посыпались какие-то обломки. Я жажал (именно «жажал», я не ошиблась!) уши, закричал от ужаса, убежал и больше НИКОГДА на приходил в эту школу!»
Писал Лешка И., наш троечник из финских домиков. Ему, конечно, влепили двойку. О том, что именно он окажется «провидцем» и что и менно ЕГО фантазии сбудутся как раз через двадцать с небольшим лет, никто тогда и представить себе не мог…

ДЕМОНСТРАЦИЯ
Ноябрьские демонстрации в память особо не запали. Наверное потому, что было уже холодно. Особенностью тамошнего климата было то, что осень (как впрочем и весна) долго не гостила, вернее, дарила окружающим в полном объеме только приятную часть этой поры года – так называемую «золотую осень» – с уставшим за лето и поэтому ласково пригревающим солнцем и золотой листвой. Затяжных дождей с сопутствующими им промозглыми ветрами, характерных для европейской части в ноябре, там почти не было. Снег ложился уже в октябре, и ноябрь встречал довольно бодрым морозцем. (Как-то мама в октябре ездила по путевке в Сочи, и когда она вернулась, я была поражена ее загаром – кажется, я так тогда и не поверила, что где-то далеко такой порой еще можно купаться и загорать) С учетом особенностей климата понятие «зимние» или даже «осенние» сапоги было скорее предметом шика, чем необходимости. Очень удобно было ходить в валенках (у нас тогда этого не стеснялись). Осенью – в туфлях. Из туфель сразу переходить на валенки. В весеннее половодье (оно тоже длилось недолго – снег сходил как-то очень стремительно) больше, чем что-либо, спасали резиновые сапоги – именно они в это время были предметом первой необходимости. И еще о летней экипировке, раз уж я отвлеклась на эту тему. Насколько я помню, понятия «летняя курточка» не существовало. Какая «курточка», если днем на солнце чуть ли не под пятьдесят! Двадцать – тридцать градусов под вечер казались освежающей прохладой. Как-то мама откуда-то принесла подборку не то рижских, не то ленинградских журналов мод. Глядя на фотографии красоток на яхтах в огромных пушистых свитерах и с голыми ногами, я решила, что это какое-то извращение или, наоборот, особый изыск. Рубрика «летние пальто» вообще вызвала шок… Мое непонимание ситуации меня здорово подвело позже, когда я поступала в институт. То ли специально для меня, то ли вообще там всегда было так, но в Минске погода в то лето стояла такая, что я сразу все поняла и про летние пальто, и про свитера на пляже….А у меня с собой было три сарафана и легкая кофточка – на всякий случай…
Но я СИЛЬНО отвлеклась. Так вот ноябрьские демонстрации в память не запали, потому что проходили быстро. Но они были. (Парады-то уж точно проводились). Народ бодрым шагом пробегал по главной улице и, не останавливаясь, направлялся к уже почти накрытым дома столам. К праздникам (а 7 ноября это тоже был ПРАЗДНИК, причем не маленький!) готовились загодя. Традиционные блюда - винегрет, холодец, особой популярностью пользовались пельмени (ихиможно было приготовить заранее и потом долго хранить прямо на боалконе – лучше всякого холодильника). Торты хозяйки, как правило, пекли сами, привозя рецепты каждая со своей малой родины и безвозмездно обмениваясь между собой кулинарными познаниями (поэтому кухня была интернациональной) Ждали мужей с парадов, собирались компаниями и ОТМЕЧАЛИ. А как же иначе!
Вот Майские демонстрации – это что-то. Первое мая - это вообще-то ПРАЗДНИК ВЕСНЫ, без пристяжки к политическим реалиям. Не все ли равно, как он называется официально, каков ритуал празднования в данную политическую эпоху – его НАДО отметить, потому что весна, потому что солнце, потому что листва зеленая и все цветет, потому что пережили очередную зиму, а впереди – долгое жизнерадостное лето. Таково было (да и есть) мое восприятие этой даты.
В качестве праздника весны отмечали еще и Пасху – это неумирающая дата по многим причинам – но неофициально и, естественно, без особого шума – во первых, не все разбирались в церковном календаре, а вот как раз церкви-то у нас поблизости и НЕ БЫЛО (может, за это мы и поплатились). Поэтому скользящая пасхальная дата многих заставала врасплох. Во вторых, далеко не все знали, что вообще в этот день нужно делать (атеистическое воспитание все-таки сказывалось) и даже что это собственно за день – ну Пасха и Пасха – какой-то большой религиозный праздник, так ведь официально Бога вроде нет.
Тем не менее куличи в кулинарии ПРОДАВАЛИСЬ. Назывались они, естественно, не «пасхальные куличи», а как-то иначе, но они БЫЛИ. И яйца красили. И «Христос воскрес» - «Воистину воскрес» звучало. Есть вещи, которые ничем извести нельзя. Они сидят где-то на уровне подсознания.
Но вернемся к Майским демонстрациям. К ним готовились. Тренировались ходить строем. Делали транспаранты, бумажные цветы, которые прикрепляли к уже покрывшимся зеленой листвой веткам. Непременно воздушные шарики. Толпа выглядела празднично и нарядно. Кто-то заранее планировал размещение колонн и кто за кем будет проходить мимо «главной трибуны», которая, естественно, тоже была. Нас собирали не то за два часа до начала, не то еще раньше и вели в чисто поле вдоль «главной» дороги. В принципе, как и у всех участвующих в подобного рода мероприятиях основной частью данного действа для нас была стоянка в чистом поле в ожидании своей очереди пройти мимо трибуны. Но это как то не обременяло. Погода, как правило, стояла хорошая - еще не жарко, но уже тепло и солнечно (солнечно там, впрочем, было почти всегда). Мы развлекались беганием по полю, собиранием какой-то растительности а также наблюдали за проходящими мимо нас колоннами, пытаясь увидеть «особо близких» знакомых (потому что просто знакомыми друг с другом там были почти все). Взрослые, насколько я знаю, развлекались по-своему, но тоже не скучали. (Намного позже, уже в Днепропетровске мы на первомайских демонстрациях развлекались тем, что пробирались сквозь стоящие колонны и ограждения к главной трибуне, и я имела удовольствие наблюдать, как народ вполне искренне пел, выпивал, веселился, кое-где даже играл на каких-то гармошках и танцевал, ожидая сигнала к шествию. Думаю, что у нас было примерно тоже самое) Первыми шли военные. Гордо печатая шаг, в парадной форме, они представляли собой впечатляющее зрелище. Когда я была помладше, я пыталась среди одинаковых строем идущих людей увидеть своего папу, став постарше, это бесполезное занятие бросила. Играл оркестр. Вообще, на майские как-то не создавалось впечатления, что народ на демонстрации «сгоняли силой". Для женщин Городка это был официальный повод «себя показать» во всей красе, для детей – массовый выгул в официльно-парадном «прикиде», для мужчин …сами придумайте. Только несчастным никто не выглядел. Скорее наоборот.
После военных колоннами по организациям двигало граждансекое население. Поликлиника, Военторг…Кто там еще был у насConfused Пройдя «главную трибуну», народ расслаблялся и дальше уже просто не спеша прогуливался в направлении ГДО либо родного дома. Кто-то направлялся в сторону Иртыша. Празднично одетые кучки людей с украшенными бумажными цветами веточками и воздушными шариками еще долго мелькали то там, то тут. Светило солнце, клены распускали свои сережки, совсем не похожие на своих европейских собратьев… К обеду все стихало. ПРАЗДНОВАЛИ.

ПИОНЕРЫ
Понятие пионер не было абстрактным. В третьем классе я почти искренне верила, что пионер – значит первый. «Перед лицом своих товарищей .торжественно клянусь…». Торжественное принятие в пионеры. Разбивка класса по звеньям… Понятие общественная нагрузка… «У нее нет общественной нагрузки! Ее надо срочно нагрузить!» Сбор пионерского отряда…Школьная стенгазета к очередному празднику и конкурсы между классами – чья стенгазета лучше. Поэтому и рисовали, и наполняли содержанием стандартный листок ватмана с максимально возможной добросовестностью и вдохновением. Даже стихи писали! Различные «пионерские мероприятия» вроде сбора макулатуры, похода в кино на патриотический фильм и проч. День пионерии, к которому тщательно готовились, и празднование которого на местном стадионе превращалось, как и почти все в городке, в народное мероприятие. Уже после перестройки я в Минске встретила женщину, которая с такой ненавистью говорила о пионерской организации, что я даже удивилась. Чем эта, в общем-то вполне безобидная и даже полезная в смысле занятости и выработки самодисциплины у детей структура так могла ей насолить? Мы же всем этим занимались если не с охотой, то и без особого напряга. Зато хоть есть что вспомнить…
Моя дочь, когда была помладше, из моих объснений и старых фильмов вывела, что пионеры - это хорошо, достала мой чудом сохранившийся галстук и какое-то время даже носила его. Когда ее приняли в белорусские пионеры, она была ОЧЕНЬ довольна. Принятием дело и ограничилось. Больше ни разу за время ее учебы я ничего не слышала об этом реанимированном и вновь умершем естественной смертью образовании, и чем оно занимается если вообще занимается чем-нибудь, и зачем вообще было нужно это принятие в пионеры... Где ее новый галстук с зеленой полосочкой - я тоже не знаю…
У нас умирание пионерских идеалов происходило как и у всех. Первой сняла пионерский галстук Лида К – отчаянная хулиганка и двоечница. Как аргумент во время «разборки» на пионерском собрании она выдвинула: «А че он как хомут на шее!». Это было святотатством.
Но когда следующей сняла галстук девочка «из хорошей семьи» и сказала примерно то же самое, при этом сославшись на Лиду и признав, что она полностью права… Короче- как у всех…
А потом, как у всех, особо выдающиеся и «достойные» зубрили про «демократический централизм» - вступали в комсомол. Первые боялись, что не примут. Последние – делали все возможное , чтобы НЕ приняли. Как у всех…

МАТЕМАТИКА
Лидия Владимировна Забродская. Незабвенной памяти учитель математики. Большая, грозная, с громовым голосом, грозно предрекающим: «Не будте знать математику – не место вам в техническом ВУЗе! Пойдете в слесаря!» Говорилось это таким страшным тоном, что действительно казалось – самое глубокое падение в этой жизни – не поступить в технический ВУЗ, самая страшная участь – попасть в слесаря. (Слесаря в Городке почему-то с позиции эстетики выглядели крайне неважно – к ним страшно было даже близко подойти – нарочито грязная одежда, черные от каких-то работ руки, спитые (или мне так казалось?) физиономии… Да простят мне тогдашние слесаря, если это прочитают – может, это у них стиль такой был, который мы просто не понимали…) Обычное дело той поры – моральные (или социальные?) ценности, вывернутые наизнанку. Уже поступив (и закончив ) технический ВУЗ, я вдруг обнаружила, что таких инженеров, как я, в стране перизбыток, они никому не нужны, и зарплаты у них маленькие (в том проектном институте, куда я поначалу распределилась, разборки могли начаться из-за «пятерки», прибавленной к квартальной премии, что меня крайне удивляло), и социальный статус, и вообще… А вот слесарей в стране мало, и поэтому они в большом почете. (Кто помнит – перед перестройкой все так и было)
Но в школе угроза «выпасть из обоймы» в смысле поступления в технический ВУЗ имела действие. Математику мы знали. В рамках школьной программы знали все (или почти все), многое СВЕРХ программы знали все, кто хотел (или не хотел, но имел к математике хоть какие-то способности). Главное - «чистую» математику я люблю и уважаю (во многом благодаря Лидии Владимировне) до сих пор, и до сих пор многие даже житейские вещи пытаюсь для себя объяснить с позиции именно математики. А тогда… «Заложенков, Кузмичева (и др. по списку) БУДУТ ХОДИТЬ НА ФАКУЛЬТАТИВ!» Обсуждению это не подлежит – попробуй только начни! Пара тройка рубящих аргументов – и дешевле, как, говориться в не очень приличной пословице, «отдаться и получить удовольствие». (Что мы в общем-то и делали) «Ты, ты и ты ПОЙДЕШЬ(вариант – поедешь) НА ОЛИМПИАДУ ПО МАТЕМАТИКЕ!». Мне не хотелось ни ходить на факультатив, ни ходить(ездить) не олимпиады. Я была «домашним» ребенком без амбиций. Мне хотелось кататься на лыжах (весной или осенью – играть в бадминтон) или просто болтаться вдоль Иртыша, или сидеть дома, читать книжку, рисовать, шить или что-нибудь в этом же роде. Но у меня были способности к математике. Лидия Владимировна считала своим долгом их развить. И с ней бесполезно было спорить – ее напористость и энтузиазм в этом плане были непоколебимы.
И это как раз тот случай, когда говорят СПАСИБО тому человеку, который вас заставил что-то делать и чему-то научиться. Я очень благодарна Лидии Владимировне (и думаю, не только я). Математику я до сих пор чувствую, как говорят , «спинным мозгом». Для поступления в Минский РТИ мне полученных знаний хватило с переизбытком. Думаю, их хватило бы и на что-то более подходящее и близкое МНЕ в смысле ПРИКЛАДНОЙ МАТЕМАТИКИ – поскольку в именно ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗе в техническом смысле, мне оказалось, мягко говоря «не совсем место», хотя электрические цепи я собирала лучше многих ребят своей группы – просто это по складу ума оказалось не мое. Как показала жизнь, в смысле восприятия жизни я больше гуманитарий. Разные там технические вещи послушно впихиваются в мои мозги, довольно сносно в них укладываясь и даже вызывая некоторый интерес, но тут же вылетают из головы, как выпущенные из рогатки, как только в них (технических вещах) отпадает необходимость, причем без надежды на восстановление, в отличие от разных гуманитарных познаний.
На военной подготовке в школе мы на время разбирали и собирали автомат Калашникова. (помню замечание военрука – типа что без этого умения то ли не стоит то ли невозможно жить) Я его ненавидела (автомат) из невозможной тогда для меня сложности конструкции. Но разбирала и собирала, точно укладываясь в норматив, что кажется было под силу немногим девушкам. Сдав этот норматив, я тут же намертво забыла, не только что к чему прикручивается и в каком порядке собирается, но и вообще из чего состоит этот автомат. И меня, наверное, уже даже под расстрелом нельзя было заставить это вспомнить. Только в памяти и осталось – дуло, магазин, приклад, барабан, мушка (кстати – есть ли вообще в автомате мушка), курок. Причем, даже внешний вид этих названий (кроме приклада и дула) у меня ни с чем не ассоциируется.
У меня и сейчас это есть. На своем сотовом я знаю только две кнопки:Принять вызов и послать вызов. Остальное даже не пытаюсь осваивать – не потому что не могу, а потому что все равно вылетит из головы. Все необходимые установки делает моя дочь – у нее способностей к технике явно больше – пошла в папу. Как-то даже детекторный радиоприемник собрали вместе с папой. Я же из институтских познаний помню только разницу между последовательным и параллельным соединением. И еще из глубины подсознания выплывают какие-то законы Кирхгова и закон Ома. Потому что это формулы. С формулами у меня всегда все было в порядке. Теоретические выкладки с использованием “нелинейных продуктов третьего рода” благодаря развитым в школе математическим способностям я всегда щелкала, как орехи, приводя этим в ужас окружающих. А вот конретные вещи…
И вот с таким-то восприятием техники я подалась в РАДИОТЕХНИЧЕСКИЙ. И ведь закончила, (причем даже неплохо), стиснув зубы и ненавидя себя за неспособность все это бросить
Мне бы на прикладную математику – там бы с меня было больше толку. Простите меня Лидия Владимировна, что не использовала в полном объеме то, что Вы в меня вложили. А ведь могла бы… Наверное ,я черезчур буквально протолкнула в жизнь Вашу мысль о ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗе. А жизнь дураков учит. Даже способных к математике дураков
Кстати по поводу уровня подготовки в рамках школьной программы после 24 школы. Поступление в ВУЗ у меня связано с одним эпизодом, довольно точно характеризующим этот уровень и по крайне мере мою уверенность в этом вопросе. Перед вступительными экзаменами в Минск приехали мои родители, чтобы поддержать меня «морально» – я затосковала, как водится, в первый же день приезда в незнакомую местность, и вообще Минск мне ужасно не понравился, вернее не столько сам Минск, сколько то место, где я остановилась – у знакомых в пригороде (Колодищи) – приют цыганской диаспоры и разномастной шпаны со всеми вытекающими отсюда осложнениями, чего В ПРИНЦИПЕ не водилось у нас. И вообще, то лето в Белоруссии было очень холодным, я ужасно мерзла, Минск казался серым, унылым и холодно-чужим (в принципе, он такой и был, да еще там тогда строили метро – эти бесконечные заборы на проспекте…). Я просилась домой и поступать уже никуда не хотела, в крайнем случае, согласна была поступать в инстиут в Риге, потому что на тот момент это был мой любимый город. (Думаю, я могла бы и там поступить). Короче, родители приехали типа «вправить мне мозги» и вообще. Знакомые, у которых мы остановились, в первую очередь были знакомые моих родителей, и по их приезде состоялся прием с участием минских друзей этих знакомых. За столом разговор, естественно зашел и обо мне вместе с моими намерениями покорить столицу Белоруссии. И вот одна дама, высокомерно взглянув на мою маму, менторским тоном начала высказываться на предмет того что куда вы, мол «со свиным рылом да в калашный ряд». За достоверность не ручаюсь, но смысл был примерно таков. «Не знаю,как вы вообще решились, МРТИ такой престижный ВУЗ, туда так сложно попасть, я своей дочери даже после НАШЕЙ школы (в смысле – минской) репетиторов нанимала, и то она три раза пыталась поступить – и не поступила, а вы тут – провинциалы черт-те откуда, что даже селом не назовешь»….Точность цитаты не гарантирую, но что-то в этом роде. Мама естественно, тут же возмутилась, что вызвало только снисходительную усмешку. Напрасно она рассказывала про наших выпускников, поступающих и в московские, и в ленинградские вузы (в том числе технические) и даже престижные университеты, разбросанные по просторам нашей тогда необъятной Родины – все это вызывало реакцию типа «Знаем мы эти бабушкины сказки». И вообще – что такое Московский университет по сравнению с Минским радиотехом! (примерно это было написано на лице окружающих). Мама горячилась, нервничала, в конце концов мне это надоело. Да и маму стало жалко. И еще обидно за за НАШУ школу. Кому и зачем тут вообще нужно было что доказывать! Отличалась я тогда (да и сейчас, пожалуй, если меня доведут) редкой непосредственностью. Выйдя из терпения, я во весь голос, перекрывая спорщиков, заявила: «Мама, успокойся! Если у нее дочь тупая, то ей никто не виноват! А если они тут в Минске ВСЕ тупые, так оттого и поступают с трудом!»
Мертвая тишина за столом была мне ответом. Мама прошипела ошарашенно: «Марина, ты что…»…Но по-моему, она была даже довольна таким оборотом. Дама, поджав губы коротко произнесла: «Ну что ж посмотрим…». Впоследствии она оказалась довольно приятной женщиной. Наверное просто искренне думала так и откровенно говорила, что думала. Тоже своего рода достоинство.
А я поступила. Причем без особых усилий. В их престижный-распрестижный на тот момент, по их мнению, Радиотехнический. Знала бы я тогда, что скрывается для меня за этой престижностью…И дочери своей сейчас пытаюсь вложить – сама, и только сама выбирай, что тебе надо и сама принимай решения, и не бойся свернуть на другой путь, если поняла, что ошиблась…

ТРУДЫ
Мальчикам – автодело, девочкам – домоводство. (Но некоторые девочки занимались автоделом). Я – домоводством. К сожалению, не помню ни как звали учительницу, ни ее имени-отчества. Почему-то я ее побаивалась. Но шить, по крайней мере, она нас научила. И за это ей огромное спасибо. Портнихи из меня не получилось, но когда я уже во внятном возрасте и в другом городе пошла на курсы кройки и шитья, то не обнаружила там для себя ничего нового – все это нам было уже дано в школе. В шестом классе я уже слепила себе (не без помощи мамы, конечно) какое-то сложносочиненное платье из кримплена – с отрезной талией, отложной стойкой и рукавами фонариком. Для сравнения – моя дочь сейчас в восьмом классе и ее швейный опыт ограничивается освоением бельевых швов, топиком-слюнявчиком типа косынки и ночной сорочкой для куклы. Кажется, они еще юбку проходили…(Зато, правда, она научилась неплохо выжигать по шелку – тоже дело…) У нас же все было по полной программе, вплоть до втачных карманов – высший пилотаж , по моему мнению, в области индпошива. Правда, у меня никогда не хватало терпения по части отделочных работ. Зато кроить…
Первый крой закончился плачевно. Нам объясняли подкройные, и мне это показалось настолько сложным, что резать ткань я начала именно с них. Причем ткань разрезала прямо посередине отреза, поскольку подкройные мне показались очень важной частью, этого несомненно стоящие. От мамы влетело. С тех пор «семь раз отмерь – один раз отрежь» стало моим девизом. И сейчас, осуществляя несложные индпошивочные работы, я руководствуюсь именно этим, и экономия ткани получается по максимуму. И каждый раз с благодарностью вспоминаю уроки труда….
Еще занимались какми-то закатками, приготовлением пищи, оформлением блюд. В принципе, ко всему подходили очень серьезно.
Вот так нас и учили. И шитью, и математике. И военному делу. И многому другому. И всему (или почти всему) учили ХОРОШО. Все-таки школа у нас была что надо. Я считаю – нам очень повезло, что мы учились именно в ТАКОЙ школе – всего лишь в школе – не гимназии, не в лицее – стандартной СРЕДНЕЙ ШКОЛЕ № 24 г. Семипалатинска ИМЕНИ ТРИЖДЫ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЛЕТЧИКА ИВАНА КОЖЕДУБА, которая, как выяснилось впоследствии, оказалась уникальной во многих отношениях.

ВЫПУСКНОЙ ВЕЧЕР
Выпускные вечера, как и многое другое, были мероприятием ВСЕГО городка. Доставались ткани, шились платья, волновались учителя, организовывалась доставка всяких вкусностей на стол чуть ли не из Алма-Аты (а то и из Москвы) с привлечением военной техники. Шествие разряженных чад по ул. Ленина к вечному огню под одобрительными взглядами жителей (они, конечно, не ленились выйти посмотреть на такое зрелище), там – торжественные речи администрации городка и школы, кажется, даже салют, возвращение в школу и – собственно БАЛ. Естественно, почти до утра. Как у всех. Потом – для выстоявших – встреча рассвета.
Мой выпускной был достаточно символичен даже в смысле погоды. Чудесный теплый вечер с наступлением темноты превратился в дождливую ночь, и похолодало, что для конца июня вообще-то было редкостью. Дождь к утру перестал, так что рассвет не сорвался. Мы пошли встречать его на Иртыш – кажется, в район пляжа.
Утреннее солнце выкатилось из-за реки, озаряя все радостным светом, поднялось за горизонтом и…спряталось за тучу. Такого рода тучи я больше никогда не видела. Небо четко разделилось на две половинки – как будто линейкой кто-то провел и покрасил две части – нижнюю – в ярко-голубой, а верхнюю – в темносерый цвета. Причем верхняя часть тянулась уже до бесконечности, была мрачно-однотоннной и не было в ней просвета. Солнце, подарив нам праздник восхода, укатилось туда и больше уже не показывалось. И тут над нами пролетел самолет. Летел он почему-то довольно низко, и пролетая над нашими головами, выпустил пригоршню цветных ракет, на мгновение расцветив импровизированным салютом потускневший (без солнца) пейзаж. До сих пор не знаю – что это был за самолет?…
Уезжала я не то на следующий день, не то через день. Детство кончилось. Началось ПОТОМ… Но это уже СОВСЕМ неинтересно.


Пожалуй, ВСЕ. Или почти все. Пусть другой вспомнит больше и о другом, что таких как я,в период нашего пребывания в Городке не коснулось, но тем не менее, БЫЛО.
В моей писанине, конечно, много лишнего, черезчур много личного, но уж как могла. Если все вышеизложенное поможет дополнить картину того как мы в то время в в том месте жили (именно ЖИЛИ, а не просто отбывали положенные государством нашим отцам сроки службы), то буду очень рада. Всем, кто со мной «одной крови», всем, кто со мной «из одной стаи» - горячий привет и наилучшие пожелания. Да светит (но не жжет) солнце над вашими головами.
2007 год.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Клим



Зарегистрирован: 01.01.1970
Сообщения: 107

СообщениеДобавлено: 23 Апр 2007 18:17    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кузя, спасибо огромное!!! Прочитала твой рассказ на одном дыхании.
Очень ярко написано. Все сразу вспомнилось. Как будто там побывала.
Удивительно, сколько интересного и с такими подробностями сохранилось в твоей памяти…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Александр Санников



Зарегистрирован: 12.02.2007
Сообщения: 139
Откуда: Латвия

СообщениеДобавлено: 24 Апр 2007 01:02    Заголовок сообщения: воспоминания о Чагане Ответить с цитатой

Марина,спасибо за "полет" в прошлое!!! avia
_________________
Выпуск 1978 10в(1968-1977)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Владимир Засухин
Admin


Зарегистрирован: 24.06.2005
Сообщения: 653
Откуда: 02UA

СообщениеДобавлено: 24 Апр 2007 10:29    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Шикарно! Достойное произведение! Автору - респект и низкий поклон!
_________________
Мир Вам...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Лариса Бабушкина



Зарегистрирован: 24.02.2007
Сообщения: 384
Откуда: Минск, Беларусь

СообщениеДобавлено: 25 Апр 2007 01:09    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Марина, большое тебе спасибо !!!
Вспоминается многое, особенно после того, как узнала о сущесвовании сайта, но сесть и написать?!?! Мне лично слабо.
Где-то я видела информацию о том, что готовится к печати книга о нашем Городке, о людях и о многом другом. Считаю,что ее редакторам и составителям стоит обратить внимание на эти рассказы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
olegzal



Зарегистрирован: 01.01.1970
Сообщения: 156
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: 25 Апр 2007 10:30    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Да, очень интересно.
Математика
Действительно уровень преподавания был очень высокий. Лидия Владимировна вдалбливала его методично и уверенно. Например, хочешь исправить двойку, приходишь на факультатив, что отвечаешь и получаешь свои законные 3 бала. Но факультативы были интересные. Это было одной из основных причин для меня в выборе профессии. Конечно, вначале было непонятно, а зачем эта математика нужна. Потом уже в университете я начал понимать, где можно ее применять. А по поводу слесарей Лидия Владимировна была не права. В моей практике был уникальный случай, когда к нам на кафедру слесарь-водопроводчик принес доказательство большой теоремы Ферма, причем выкладки были сделаны очень грамотно, и только в одном месте была неточность.
К сожелению сейчас в Украине математика не нужна, вообщем как и вся наука.
Школа
Очень хорошо помню ребят с которыми вместе сидел за одной партой. Это Женька Евневич, Толя Уралбаев (правильнее Турсунбек Адельбекович). Конечно любил побаловатьсяю Ну например пострелять из рогатки. Помню вызвали к доске Витю Буравлева, у него был такой вид мол не попадешь уже. Я хорошенько прицелился Витьку в мягкое место (а в это время Марину Кузмичеву вызвали к доске помочь Вите. ) Она встает, почему-то оборачивается, и я стреляю. И вместо Витька попадаю Маринке в глаз. Для меня это был стрес и это я до сих пор помню.
А как мы на перемене играли в футбол. Женька на воротах. А мы бегали по коридору как угорелые. И я на полной скорости врезаюсь в директора школы. А я ведь хлопчик не худенький. Ну и Виктор Андреевич упал. Вот то был скандал.
А на военке у нас вообще был прикол. Сережа Матющенко и Володя Бут любили так чуть-чуть побаловаться. Ну а наш военкук вроде Петр Федорович, делает грозное замечание:"Матющенко и Бут". Мы сразу не поняли, а потом громкий хохот. ПФ так после по-отечески: "Ох Матющенко и Бут, Матющенко и Бут". После этой фразы урок был сорван
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
olegzal



Зарегистрирован: 01.01.1970
Сообщения: 156
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: 25 Апр 2007 16:41    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Про сочинение. Был у нас такой хлопец Леша вроде Иваницкий. Любил при случае что-нибудь отчебучить, чтобы при этом расмешить публику. Как он оказался прав по поводу нашей школы, но ведь хотел пошутить, а оказался прав. А ведь тогда и в голову не могло прийти, что через 20 лет такое может произойти
А Шишкина не была таким уж деспотом. Очень хорошо помню ее анекдоты про Брежнева. Иногда ее заводило и она рассказывала нам "крамольные" вещи. Но в конспект мы всегда записывали то, что нужно. По конспектам легко было потом писать сочинения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
kurs



Зарегистрирован: 01.01.1970
Сообщения: 7

СообщениеДобавлено: 03 Май 2007 05:45    Заголовок сообщения: Мои воспоминания о Чагане Ответить с цитатой

Как в городке побывал. Марина, твои воспоминания - это часть нашей жизни. Спасибо тебе большое.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
ЖАН



Зарегистрирован: 01.01.1970
Сообщения: 81

СообщениеДобавлено: 17 Июн 2007 21:57    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Прочитал ...... и чуть не прослезился-наверное слишком сентиментальным стал!!!!СПАСИБО!

Марина!А ты случайно с моей сестрой в школе не училась?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Игорь Пучков
Admin


Зарегистрирован: 18.03.2005
Сообщения: 154
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: 18 Июн 2007 12:59    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ох... редко я сам появляюсь в форуме нашем...
Но ради такого рассказа бросил всю работу, пока не прочитал весь.
Спасибо огромное! Замечательно написано. И легко читается.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Юлка



Зарегистрирован: 24.05.2006
Сообщения: 71
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: 19 Июн 2007 04:23    Заголовок сообщения: Re: И еще о нем Ответить с цитатой

Марина, спасибо тебе большое! Начала читать и уже не смогла оторваться, так живо всплыли картинки детства и юности, так близко каждое твое воспоминание, так поразительна твоя память, сохранившая столь много такого знакомого, заблудившегося в закутках памяти и казавшегося навсегда утерянным, спасибо тебе за это возвращение в прошлое...за твое изложение...за ТО солнце, за ТЕ снежинки и даже за ТЕ веточки с цветочками из салфеток...
А еще отдельное и огромное спасибо, за благодарность ТОМУ человеку
Кузя писал(а):
который КАЖДЫЙ ГОД зимой устраивал сказку в третьей коробке, создавая снежно-ледяные фигуры – тот же Дед Мороз, Снегурочка и прочие – они казались огромными и волшебными, а главное, радовали почти всю зиму.
Мне это особенно приятно! Приятно, что помнят сотворенное руками моего отца, и ведь возможно помнят и те ледяные фигуры, которые создавались позднее на стадионе и деревянную детскую площадку возле 115 дома...
Благодарю тебя, за все эти светлые воспоминания!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Кузя



Зарегистрирован: 11.02.2006
Сообщения: 1601

СообщениеДобавлено: 03 Июл 2007 23:38    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Дорогие Чаганцы! Всем отозвавшимся огромное спасибо. Я боялась, что получилось слишком много и сентиментально. рада, что мое сочинение оказалось кому-то нужным. И как здорово, что в этом сочинении оказалось и про отца Юлки. Хорошо, что долго помнятся добрые дела! Марина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
VLAD RUZHOV



Зарегистрирован: 20.01.2007
Сообщения: 25
Откуда: Украина

СообщениеДобавлено: 06 Июл 2007 01:44    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Марина, своим сочинением равнодушными не оставила никого!!!! Просто супер!!!! Надеюсь продолжение следует??????

С уважением Владислав и Юрий Рыжовы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
ирина кукушкина



Зарегистрирован: 07.04.2007
Сообщения: 34

СообщениеДобавлено: 06 Июл 2007 11:34    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Влад, передай огромный привет Юре от меня и от Валентеева Саши.
Надеюсь, что он нас не забыл.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Chagan.ru -> Все о Городке Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 2 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB