ЧАГАН - Город, живущий в памяти
Новости Фотоальбом Газета Архив
Вход
Логин:
Пароль:
Авто-логин:
Разделы
О сайте
Чаганцы
Регистрация
Ссылки
Контакты
Форум
Чат
Это важно
В архиве документов сайта Вы можете найти всю информацию, касающуюся льгот, предоставляемых Чаганцам. Там же Вы можете скачать все документы, сопутствующие этой проблеме.
Если вы впервые попали к нам на сайт и имеете отношение к городку Чаган, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Мы всегда рады пополнению в наших рядах!
Новости Chagan.ru RSS
Сообщения Форума RSS





Газета

Название: "Три сосны"
Дата: 23 April 2007
Анонс: Воспоминания Федорова Владимира Николаевича
   
Три сосны
Федоров Владимир Николаевич

В сентябре 1961 года я, молодой офицер, с женой Людмилой ехали в купейном вагоне поезда Новосибирск – Алма-Ата в Семипалатинск, к месту моей новой службы. Поезд приближался к конечной станции нашего длительного путешествия, которое началось в Риге. Эта поездка для нас была чем-то вроде свадебного путешествия. Наш супружеский стаж равнялся ровно одному месяцу.
За окном бесконечно тянулась степь. И как мы не вглядывались в окно, кроме телеграфных столбов, перекати-поле и редких домиков не видели ничего. Ни я, ни жена не могли представить, что на многие километры нет деревьев.
Поезд неумолимо бежал вперёд. Приближался Сем-ск, и мы стали готовиться к выходу. В коридоре вагона у окна курил майор с погонами артиллериста.
- Товарищ майор, как мне найти к Сем-ске военную комендатуру? – обратился я, - в командировочном предписании у меня указан номер в/ч и я не знаю, где она.
Вероятно, майор неплохо ориентировался в местной обстановке и видя, что передним стоит авиатор, спросил:
-А какой номер части?
Я назвал.
- Я тоже выхожу сейчас и, если за мной придёт машина, довезу вас до места. Держитесь рядом.
Я поблагодарил его и пошел в свое купе.
- Артиллерист обещал нас довезти до места, - сказал я жене, - собираемся.
За окном навстречу поезду побежали какие-то покосившиеся домики, больше напоминающие лачуги. Поезд въехал в Сем-ск. Заскрипели тормоза. Мимо окон поплыли станционные постройки. И наш поезд остановился.
Майор-артиллерист пошёл к выходу, и мы двинулись за ним.
- Вы тут посидите, а я поищу машину. Если её не будет, я вам расскажу, как ехать дальше.
Мы с женой сели на чемоданы, а он ушёл. С интересом стали рассматривать всё, что нас окружало на вокзале. Сем-ск был первым азиатским городом, который мы видели своими глазами. Все воспринималось с живым интересом. Поезд, на котором мы приехали в Сем-ск, от перрона еще не отошел, и нам было чрезвычайно интересно наблюдать, как он заполнялся пассажирами. Наше внимание привлекли два общих вагона. Посадка в них напоминала штурм Зимнего Дворца. Эти вагоны пыталось заполнить такое количество людей, сколько в нормальных условиях должно было б разместиться во всем этом составе. Напирая и расталкивая, друг друга, все тянулись к заветным вагонным дверям, но мало кто попадал внутрь вагона. Над перроном стоял крик и мат..
Особенно активны были цыгане. Их было много. Вероятно, целый табор. Надвигалась зима, и табор откочевывал к тёплому югу. Самые шустрые из молодых цыган без вещей первыми пролезли в вагон, а затем через открытые окна стали принимать своих соплеменников и их вещи и. Цыган было много, очень много.
- Думаю, что остальным пассажирам достались лишь стоячие места, - сказал я жене, продолжая наблюдать за посадкой. – Если, вообще, кто-нибудь в вагон влезет, кроме цыган.
- Ну, молодёжь, повезло нам. - воскликнул неожиданно появившейся наш майор-попутчик. – Идите за мной, машина пришла.
Мы с женой подхватили чемоданы, и пошли за майором. Он оглянулся на нас и забрал у моей жены большой баул. Оказавшись на привокзальной площади, мы увидели краюшек Семипалатинска – города, около которого нам предстояло прожить долгие двадцать лет. Площадь была грязная и пыльная. Дома, которые можно было видеть, представляли жалкое зрелище.
Майор подвёл нас к УАЗику.. Из него выскочил солдат , чтобы помочь нам уложить нашу дорожную поклажу. Когда все было готово, мы тронулись в путь.
- Товарищ майор, как далеко нам ехать? – спросил я.
- Семьдесят километров.
Привыкнув за свою службу в Прибалтике к хорошим дорогам, я счёл, что и тут дороги не хуже. Прикинул, что через час будем на месте.
А тем временем наша машина ехала по улицам Сем-ска. Мимо нас пробегали убогие деревянные домики. Листва на редко встречающихся деревьях и кустарниках были покрыты пылью. И хотя был только сентябрь, деревья стояли почти голые.
Майор с шофёром о чем-то разговаривали между собой. А мы с женой всматривались в меняющийся за окном машины пейзаж и постоянно сравнивали его с природой Латвии, которую мы покинули неделю назад. Стало грустно. Взглянув краем глаза на жену, понял, что и она загрустила.
Машина выехала из города и перед нами открылась, насколько хватало взгляда, степь. В молчании мы проехали достаточно долго. Кругом только степь.
-А лес тут какой-то будет? - поинтересовался я у попутчиков.
- Будет. Сейчас на эту горку въедем, и будет, - лукаво переглянувшись с водителем, ответил майор.
Прямо по дороге маячил небольшой холм, за которым дальше ничего не было видно. Мы оживились и стали ждать лес. Меж тем машина въехала на холм, а леса всё не было.
- Так, где лес-то?
- Вон, - ответил майор, показывая рукой вправо.
Я посмотрел туда, но леса не увидел.
- Не вижу.
- Да, вон же, - ещё раз показывая рукой, ответил майор. - Видишь три сосны?
Много позднее мы бывали в уникальных ленточных борах, на многие километры раскинувшиеся на другом берегу Иртыша. Но те три сосны так и остались в моей памяти символом мечты о лесе.



АРБУЗ И КЛОПЫ
Федоров Владимир Николаевич

Майор показал рукой,-
- Вон ваш городок.
Вдали были видны многоэтажные дома, и взметнувшиеся ввысь подъемные краны. Всё было в жёлто-сером мареве. Машина нас довезла до самого городка. Когда мы вылезли из газика, жилой городок предстал перед нами, как большая строительная площадка. Из второй коробки стояло только три или четыре дома. Третей коробки не было совсем. Под ногами сплошной песок, а в воздухе висела пыль. В лучах заходящего солнца она была особенно заметна. И только финские домики представляли собой островки зеленых оазисов среди моря песка и пыли.
Будучи молодым и «зеленым» офицером, я наивно полагал, что коль скоро Родина меня призвала служить в казахские степи, то меня сразу же обеспечат, если не отдельной квартирой, то на худой конец, комнатой. В той воинской части, где я служил до Казахстана, мне сразу после свадьбы дали комнату.
С такими мыслями я вместе с женой пошел в гарнизонную комендатуру. Располагалась она тогда в финском домике на краю «пятачка» - площадки, где останавливались машины.
В помещении сидел майор с повязкой дежурного на рукаве и расправлялся с огромным арбузом. Когда я начал ему докладывать о прибытии, он махнул мне рукой.
- Присаживайтесь и ешьте, - показав на арбуз.
Нам, приехавшим из Европы, где арбузы можно видеть только в магазине, трудно было удержаться от такого угощения. Я отрезал по кусочку сочного и красного, как маковый цвет, арбуза и ощутил во рту сочную, сладкую мякоть. Когда с арбузом было покончено, дежурный спросил:
- Прибыл на службу? Откуда?
Я показал ему документы.
- Ну, вот что. Сейчас уже вечер. Шагайте в офицерскую гостиницу, устраивайтесь, а завтра утром к начальству.
Взяв в руки свои чемоданы, мы пошли в направлении гостиницы. (Для справки. Расположена она напротив штаба дивизии, а не около ГДО.)
Дежурная, увидев нас, замахала руками
- У меня нет мест! Поселить не могу!
Мне стало не по себе.
- А где же нам спать?
- Милые, я бы рада, но все комнаты заняты.
- Володька! – услышал я позади себя.
Оглянулся и увидел, своего бывшего однополчанина, тезку Володю Яблокова. Распрощались мы с ним около полугода назад. Нас связывала жизнь холостых лейтенантов, совместные застолья и многое другое. Радуясь встречи, мы обнялись.
Я представил ему свою жену.
- Вы в какой комнате устроились? – спросил он.
- Ни в какой. Нет мест.
- Значит, идете к нам, - решительно заявил Володька. - У нас все кровати заняты, но ради такого случая потеснимся.
Я попытался сопротивляться, но Володька упредил:
- Не уж-то ты думаешь, что я отпущу тебя? Или мы не офицеры? А ты бы поступил иначе?
- Всё, тезка, уговорил. Показывай, куда идти.
В комнате, куда он нас привел, сидели два парня и резались в карты.
- Ребята, это мой друг с женой, - сказал Володька, указывая на нас, - сегодняшнюю ночь они будут спать на моей кровати. Не возражаете? Тогда, знакомьтесь!
Мы познакомились.
- Значит так! – начал командовать Володька. – Вот моя кровать. Постель, увы, не свежая, но другой нет. Сразу предупреждаю, что у нас в гостинице много клопов. Мы ребята молодые спим крепко, а если врежем грамм по сто пятьдесят, то ещё крепче. Клопов не чувствуем. Располагайтесь, приведите себя в порядок с дороги, и я приглашаю вас на ужин.
Жена, никогда не видевшая клопов: «А что это такое? Какие они?»
Яблоков, обрадовавшись, что можно попугать молодую женщину, начал рисовать жуткие сцены. Увидев, что достаточно напугал, заулыбался.
- Люся, не бойся. Твари противные, но не людоеды.
Он посмотрел на часы:
- До закрытия столовой сорок минут. Торопитесь!
Привести себя в порядок после поездки сложно было моей жене. Нам с Яблоковым пришлось заблокировать мужской туалет и отбиваться от ничего не понимающих посетителей.
После ужина нас повели на экскурсию смотреть главную достопримечательность Чагана. Его величество Иртыш!
Мне, прожившему школьные годы на Алтае, большие реки не в диковинку, а жена была очарована ИРТЫШЕМ.
Когда совсем стало темно, мы вернулись в гостиницу. В комнате никого не было.
- Вова, я устала и хочу спать, - потихоньку шепнула мне жена. Яблоков услышал или догадался, потянул меня за руку.
- Пусть она ложиться, а мы в коридоре покурим.
Досыта наговорившись и накурившись, я пошел спать. Заснули быстро. Сон наш был крепок и клопов мы не почувствовали. Хотя, как выяснилось утром, они и приходили к нам.
Было это в сентябре 1961 года.
Позднее, когда мы жили в своей квартире, бороться с этими гадами пришлось всерьез. Наше дело было правое! Мы их победили!
   
   


 Андрей Владимирович Тюменцев
 Ирина Аркадьевна Тодорова(Вернова)Ирина
 Владимир Владимирович Фитисенко
 Александра Юрьевна Алексеева

Из фотоальбома


Школа, парадный вход


Искандер Мамадалиев - если б я был султан....


кто нас узнает?




© Городок Чаган 2004-2019